Москва C

Мемория. Феликс Юсупов


23 марта 1887 года родился князь Феликс Юсупов, участник убийства Распутина

Личное дело

Феликс Феликсович Юсупов (1887 – 1967) родился в Санкт-Петербурге в семье графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона и княжны Зинаиды Николаевны Юсуповой. Из-за отсутствия у Зинаиды Юсуповой братьев в 1885 году особым императорским указом граф Сумароков-Эльстон получил дозволение унаследовать его княжеский титул и фамилию. С тех пор именовался князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстоном. У Феликса Феликсовича Юсупова был старший брат Николай, но в 1908 году он был убит на дуэли, в результате княжеский титул унаследовал Феликс став последним из рода князей Юсуповых.

Феликс Юсупов учился в частной гимназии Якова Гуревича. В гимназический годы он, при помощи старшего брата, нередко пользовался запретными для гимназистов увеселениями (поездки к цыганам, театры, рестораны, костюмированные балы), переодеваясь при этом женское платье. Однажды даже выступал на сцене увеселительного сада «Аквариум», выдавая себя за француженку-певичку. Лишь на седьмом по счету концерте его случайно узнали друзья родителей. В конце концов, вести о похождениях Феликса дошли до отца, разразился скандал и затеи с переодеваниями пришлось прекратить.

После завершения гимназического курса Феликс Юсупов окончил Оксфордский университет. В России вел великосветскую жизнь, увлекся автомобилизмом. 22 февраля 1914 года женился на дочери великого князя Александра Михайловича Ирине Александровне. Молодая пара отправилась в свадебное путешествие, посетив Париж, Египет, Иерусалим, Италию, Лондон и по пути домой решили навестить родителей Феликса в немецком Киссингене. В этот момент Германия вступила в войну с Россией и вся семья была интернирована. После непростых переговоров Юсуповы и работники русского посольства в Берлине были посажены в специальный поезд который доставил их в Данию. Император Вильгельм II, узнав об этом, распорядился арестовать их на границе, но этот приказ опоздал. Юсуповы вернулись в Россию через Финляндию.

В Петербурге Феликс Юсупов занимался устройством госпиталей, а сам поступил на офицерские курсы при Пажеском корпусе. В 1915 году у Ирины и Феликса Юсуповых родилась дочь Ирина. В декабре 1916 года стал одним из организаторов и участников убийства Григория Распутинаю «Я окончательно убедился, – вспоминал Юсупов – что в нем скрыто все зло и главная причина всех несчастий России: не будет Распутина, не будет и той сатанинской силы, в руки которой попали Государь и Императрица». После того, как Распутин был убит, Феликс Юсупов был выслан в имение отца Ракитное в Курской губернии под негласный надзор полиции.

После революции Феликс Юсупов с женой покинули Россию и поселились в Париже. Средства к существованию они получили за счет продажи привезенных драгоценностей и двух картин Рембрандта. Поддерживали финансово многих русских эмигрантов. Когда юсуповское богатство истощилось, они в 1924 году открыли модный дом «IRFE», который существовал до 1931 года. В эмиграции Феликс Юсупов написал две книги воспоминаний: «Конец Распутина» и «Мемуары».

Умер Феликс Юсупов в Париже 27 сентября 1967 года.

Феликс Юсупов и его жена Ирина. 1930г. Library of Congress/Wikimedia Commons

Чем знаменит

Феликс Юсупов, долгое время ведший жизнь светского вертопраха, вошел в историю в 1916 году, как участник убийства Григория Распутина. Близкий к императорской семье Юсупов был убежден в губительном влиянии Распутина на императора и, следовательно, на судьбу России. Заговор с целью устранения Распутина составили Юсупов, его шурин великий князь Дмитрий Павлович, депутат думы Владимир Пуришкевич, гвардейский поручик Сухотин и доктор Лазоверт, снабдивший заговорщиков ядом. Юсупов пригласил Распутина к себе и угостил пирожными и вном, куда был добавлен цианистый калий. К удивлению Юсупова, яд на Распутина не действовал. Современные авторы объясняют этот факт тем, что сахар замедляет действие цианида. Иногда ссылаются на свидетельство Лазоверта, якобы позже утверждавшего, что вместо цианистого калия он дал заговорщикам безвредное лекарство. Юсупов, убедившись в бесполезности яда, выстрелил Распутину в сердце из револьвера. Пока участники заговора обсуждали, как будут избавляться от тела, Распутин неожиданно пришел в себя, кинулся на Юсупова, затем выбежал во двор. Там его застрелил Сухотин. Тело Распутина отвезли к Петровскому мосту и кинули в Малую Невку.

О чем надо знать

В 1932 году Феликс и Ирина Юсуповы выиграли в суде иск против компании Metro-Goldwyn-Mayer, выпустившей фильм «Распутин и императрица». Феликс Юсупов не возражал против того, что персонаж, прототипом которого он стал, был показан убийцей Распутина. Но фильме также утверждалось, что его жена была любовницей Распутина – и это вызвало обвинение в распространении порочащих сведений и клевете. Присяжные согласились с аргументами адвоката Юсуповых сэра Патрика Гастингса. Юсуповы получили компенсацию в размере 25 000 фунтов стерлингов. Именно после этого процесса голливудские киностудии начали предварять свои фильмы предупреждением: «Все имена и события вымышленны, любые совпадения с реальными людьми и событиями случайны».

Прямая речь

И вдруг охватило меня чувство безграничной жалости к этому человеку.
Мне сделалось стыдно и гадко при мысли о том, каким подлым способом, при помощи какого ужасного обмана я его завлекаю к себе. Он – моя жертва; он стоит передо мною, ничего не подозревая, он верит мне... Но куда девалась его прозорливость? Куда исчезло его чутье? Как будто роковым образом затуманилось его сознание, и он не видит того, что против него замышляют. В эту минуту я был полон глубочайшего презрения к себе; я задавал себе вопрос: как мог я решиться на такое кошмарное преступление? И не понимал, как это случилось.
Вдруг с удивительной яркостью пронеслись передо мною, одна за другой, картины жизни Распутина. Чувства угрызения совести и раскаяния понемногу исчезли и заменились твердою решимостью довести начатое дело до конца. Я больше не колебался.
Феликс Юсупов «Конец Распутина»

До мая в Крыму жили благополучно. Крымская жизнь, однако, грозила затянуться. Я решил съездить проведать дом на Мойке и лазарет у себя на Литейной. Шурин Федор напросился в провожатые, и мы уехали. Из Петербурга удалось мне вывести двух Рембрандтов из шедевров нашей коллекции: «Мужчина к широкополой шляпе» и «Женщина с веером». Довез я их легко, сняв рамы и скатав в рулоны.
Обратно в Крым добирались мы с мученьями. Толпа солдат-дезертиров осадила поезд. Заполонили коридоры, залезли на крыши. Вагон 3-го класса от тяжести рухнул. Все были пьяны, многие свалились с поезда по дороге. Чем дальше на юг, в Крым, тем больше набивалось по вагонам беженцев. Мы с Федором ехали в разрушенном спальном вагоне, в купе ввосьмером, в том числе старуха и двое детей. Были как сельди в бочке. <…>
Пока были мы с Федором в Петербурге, первая ласточка беды прилетела в Ай-Тодор. Утром ни свет ни заря тесть мой проснулся, ощутив револьверное дуло у себя на виске. В дом нагрянули с обыском матросы, посланные севастопольским Советом. У великого князя отобрали ключи от письменного стола и оружие. Вдовствующую императрицу подняли с постели и переворошили простыни. Она стояла за ширмой и не смела слова сказать. Главарь забрал ее письма, бумаги моего тестя. Взял даже государынину Библию, с которой не расставалась она с тех пор, как покинула Данию и вышла за Александра. Обыскивали все утро. Всего оружия нашли дюжину старых винчестеров, хранившихся прежде на яхте, о которых тесть мой и думать забыл. В полдень главный их, офицер, явился объявить великому князю, что арестует Марию Федоровну: дескать, оскорбила Временное правительство. Еле угомонил его тесть, объяснив, что, если матросы ломятся к пожилой даме в пять утра, она, понятное дело, недовольна.
Сей милый моряк при большевиках возвысился и в конце концов ими же был расстрелян. Обыск в Ай-Тодоре лишний раз показал, как слабо Временное правительство. Обыскивать приказал Петросовет: этим начальникам взбрело на ум, что Иринины родители – контрреволюционеры.
Узнав, что случилось, к родителям примчалась Ирина, но в именье войти не смогла. Все ходы и выходы, до последней лазейки, охранялись. Только с уходом банды она попала к своим. С этого дня обитатели Ай-Тодора постоянно подвергались оскорблениям. Двадцать пять солдат и матросов, скоты и хамы, расположились в усадьбе. Их комиссар объявил тестю с тещей, что они под арестом. Видеть им дозволялось только Ирину, меня, детских гувернеров, врача и поставщиков. А иной раз и вовсе никого, даже Ирину. Потом вдруг снова – пожалуйста.
Когда Ирина рассказала мне обо всем, сообща мы решили, что ей следует пойти к Керенскому. Мы поехали в Петербург. Целый месяц ожидала Ирина встречи с главой Временного правительства. Войдя в Зимний, увидела она старых служителей, трогательно выразивших ей свою радость. Ее провели в бывший рабочий кабинет императора Александра II. Вскоре вошел Керенский – сама любезность, смущение даже. Он пригласил ее сесть, и она села, по-хозяйски устроившись в прадедовском кресле, так что пришлось ему сесть, как гостю, на гостевой стул. Услыхав, о чем речь, Керенский хотел было в кусты, но Ирина не отступала. В конце концов он обещал сделать что может. И она ушла, навсегда покинула дворец своих предков, и последний раз почтительно поклонились ей старики служители.
Вопреки событиям и общим тревогам гостей принимали мы по-прежнему часто. Жизнь берет свое, тем более в юности. Собирались мы с друзьями чуть не каждый день то у нас на Мойке, то еще у кого-то. Однажды ездили даже в Царское к великому князю Павлу Александровичу. После ужина дочери его, Ирина и Наталья, блистательно спели французскую пиесу, сочиненную для них братом Владимиром. Часами сиживал у нас на Мойке великий князь Николай Михайлович, ругая всех и вся на чем свет стоит. <…> Вскоре мы вернулись в Крым.
Осенью я решил съездить в Петербург – припрятать драгоценности и самые ценные предметы коллекции. Как приехал, тотчас взялся за дело. Слуги, из самых преданных, помогали. В Аничков дворец я отправился забрать большой портрет Александра III. Императрица Мария Федоровна дорожила им и просила меня привезти его. Я вынул его из рамы и скатал, как весной своих Рембрандтов. А вот драгоценности проворонил. Их увезли в Москву по распоряжению Временного правительства. Покончив дела в Петербурге, я собрал все фамильные брильянты и с верным слугой Григорием поехали мы в Москву спрятать их. Схоронили под лестницей. Я говорил уже, что Григорий был замучен пытками, на тайны большевикам не выдал. Узналось все восемь лет спустя. Рабочие чинили ступеньки и нашли тайник.
Феликс Юсупов «Мемуары»

Семь фактов о Феликсе Юсупове



Род Юсуповых происходит от правителя Ногайской орды Юсуфа, сыновья которого Иль-мурза и Ибрагим с 1563 года жили в Москве.



Юсуповы были одним из богатейших семейств Российской империи, на 1900 год им принадлежало свыше 269,2 тысяч гектар земли, стоимость имений, дач и домов Юсуповых составляла 21,7 миллиона рублей. К 1914 году их капитал в ценных бумагах составлял 3,2 миллиона рублей.



Феликс и Ирина Юсуповы похоронены на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.



Название модного дома IRFE образовано от имен Ирины и Феликса Юсуповых.



В 1926 году у дома IRFE появилась собственная парфюмерная линия. Она была представлена четырьмя ароматами: Blonde-для блондинок, Brunette-для брюнеток, Titiane-для шатенок и Grey Silver – для женщин элегантного возраста.



Знаменитый портрет Феликса Юсупова работы Валентина Серова (1903) хранится в Русском музее.



В 1928 году, после того, как Юсупов опубликовал мемуары, в которых рассказывалось об убийстве Распутина, живущая во Франции дочь Распутина Мария подала в суд на Юсупова и Дмитрия Павловича, потребовав возмещения ущерба размером 800 000 долларов. Но парижский суд счел, что совершенное на территории Российской империи убийство находится вне его компетенции.

Материалы о Феликсе Юсупове
Статья о Феликсе Юсупове в русской Википедии
Феликс Юсупов в проекте «Хронос»
Феликс Юсупов «Мемуары»


polit.ru
0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Загрузка...

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *