Кому нужен отдельный Наркоконтроль?

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге подготовил анализ практики борьбы государственных ведомств с нелегальным оборотом наркотиков.
Эту небольшую записку можно рассматривать двояко. Во-первых, и сами авторы это признают, МВД и ФСКН, два основных участника борьбы с распространением наркотиков, конкурируют друг с другом на этом поприще, а значит заинтересованы в том, чтоб независимые эксперты так или иначе приводили аргументы в их пользу. Во-вторых, именно ИПП для Комитета гражданских инициатив подготовил самую продуманную концепцию реформы правоохранительной системы, и противостояние двух ведомств в этом контексте, конечно, тоже важно (в этом смысле исследование продолжает цикл работ, развивающих концепцию и укрепляющих фундамент под ней— анализ проблем, связанных с криминальной статистикой, а также анализ траектории уголовного дела в официальной статистике, анализ проблем муниципальной милицией и др.).
Авторы записки отмечают, что в борьбе меду собой ФСКН и МВД используют ведомственную статистику и показатели, происхождение которых непрозрачно и которые могут искажаться в результате воли руководства и используемых методов сбора данных.
Для получения более достоверной картины работы ведомств по борьбе с распространением наркотиков, исследователи сравнили данные по уголовным делам, возбужденным по статьям 228-234 Уголовного кодекса (т. н. наркопреступления). Всего было проанализировано 535 тысяч преступлений, совершенных за 2013-2014 гг. В этом массиве информация об изъятых наркотиках не была представлена в 32% преступлений.
Анализ оставшихся 68% уголовных дел показал, помимо прочего, что хотя ФСКН иногда и конфискует очень крупные партии наркотиков, основной вал дел связан с незначительным количеством наркотиков, всего несколько грамм. «В случае наиболее часто изымаемого наркотика — натуральных каннабиноидов — медианная масса изъятого для МВД — 20 грамм, а для ФСКН — 39 грамм, в случае героина медианный вес изъятого для МВД — 1 грамм, а для ФСКН — 3 грамма. Самые крупные партии фиксируются для мака (49 грамм). Самое большое отличие в массе изъятого наркотика (19 для ФСКН против 5 грамм для МВД) наблюдается для анаболических стероидов», — говорится в аналитической записке.
Более того, оказалось, что результат работы двух ведомств очень сильно зависит от регионов. В среднем получается, что чем больше население региона, тем большую долю преступлений в нем регистрирует МВД.
При этом из почти 345 тысяч наркопреступлений, зарегистрированных в России за 2013–2014 годы и доступных для анализа, 64,4% выявлены МВД, 35,2% — ФСКН, а оставшиеся полпроцента приходятся на ФСБ, Следственный комитет и другие ведомства.
Таким образом исследование ИПП ставит под вопрос аргумент ФСКН о необходимости сохранения, а лучше усиления ведомства из-за того, что оно, в отличии от МВД, борется с крупными наркоторговцами. Статистика показывает, что хоть ФСКН и правда иногда работает с более крупными партиями, разница не слишком большая - в основном речь идет о тех же малых количествах.
Это в очередной раз ставит под вопрос необходимость существования для полицейской борьбы с оборотом наркотиков двух параллельно действующих структур.
В Концепции реформы правоохранительных органов России, напомним, также говорилось о том, что у ФСКН необходимо отнять полицейские функции и сохранить ведомство только как «орган федеральной исполнительной власти, ответственный за выработку государственной политики в сфере оборота наркотиков». С тех пор вопрос об упразднении ФСКН, судя по всему, обсуждался даже в Кремле, но пока это ни к чему не привело.


Илья Карпюк



Источник: polit.ru