Некоторые международно-правовые аспекты сирийского вопроса

- Сирийский вопрос уже не первый раз задает международную повестку дня. Продолжающаяся не первый год гражданская война в стране подняла многие вопросы, включая кризис системы международно-правового регулирования, а также крайнее несовершенство подходов западных государств к решению вопросов миропорядка, борьбы с терроризмом.

Гражданская война в Сирии ежедневно уносит жизни мирного населения страны. Ряд территорий Сирийской Арабской Республики фактически находится в состоянии гуманитарной катастрофы. Сложившаяся ситуация подрывает доверие к институтам международного права, к мировому сообществу как гаранту международной стабильности мира и порядка, отражает реальные геополитические интересы западных стран.

В Уставе ООН (принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945 г.) в качестве целей объединения усилий государств определяются проявление терпимости в интересах мира, объединение сил для поддержания международного мира и безопасности, обеспечение принятием принципов и установлением методов, чтобы вооруженные силы применялись не иначе, как в общих интересах,, а также использование международного аппарата для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов. Именно с целью недопущения крупномасштабных военных конфликтов и создавалась Организация Объединенных Наций как реакция на события Второй мировой войны. Устав ООН определяет, что именно ООН должна быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей, развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира, а также осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Попытки политизации решение (резолюций) ООН со стороны многих стран (в первую очередь западных) стали обыденным инструментом давления на неугодные государственные режимы и «проталкивания» заведомо неправовых подходов при решении вопросов международной безопасности и мира, что находит сопротивление, в частности, со стороны России и Китая, выраженное в позициях по Сирии. Положения пункта 7 статьи 2 Устава ООН отдельно оговаривают, что Устав ни в коей мере не дает ООН права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от Членов ООН представлять такие дела на разрешение в порядке, определенное Уставом ООН.

Сирийская Арабская Республика как суверенное государства, являясь членом ООН с 1945 года, имеет законные органы власти, компетентные осуществлять полномочия по всем вопросам ведения внутренней и внешней политики. Важно, что действующая в Сирии публичная политическая власть обладает чертами легальности и легитимности, что выражено, в частности, в том, что в ходе выборов Президента Сирии, состоявшихся в 2014 году, проводившихся на альтернативной основе, за кандидатуру Башара Асада отдали голоса 88,7 % избирателей (при явке около 2/3 от числа лиц, обладающих активным избирательным правом). Реализация гражданами различных государств своих прав, так или иначе, осуществляется в том числе через органы публичной власти, действующие в том или ином государстве. Именно на органы публичной власти возлагаются обязательства по обеспечению надлежащей реализации прав и свобод, что находит отражение, в частности, в статье 2 Международного Пакта от 16.12.1966 г. «О гражданских и политических правах».

Положения статьи 21 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.) определяют, что каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей. Помимо этого, в статье 28 Всеобщей декларации прав человека закреплено, что каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в Декларации, могут быть полностью осуществлены.

В статье 29 Всеобщей декларации прав человека определено, что осуществление прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций. Одними из принципов ООН в соответствии пунктом 4 статьи 2 Устава ООН является обязательство всех Членов ООН воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН. В силу того, что ООН основана на принципе суверенного равенства всех ее членов, является недопустимым вмешательство во внутренние дела государства вопреки позициям публичной политической власти, законно действующей на территории данного государства.

Подход недопустимости насильственного свержения законной публичной власти закреплен и в Совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия (подписано в г. Москве 22.03.2013 г.), где отражено, что Россия и Китай, основываясь на историческом опыте и практике строительства отношений нового типа между крупными странами и исходя из осознания исторической ответственности за мир на планете и будущее человечества, призывают все государства способствовать утверждению новой концепции всеобщей равной и неделимой безопасности, основанной на взаимном доверии, взаимной выгоде, равенстве и сотрудничестве, твердо придерживаться мирных, а не военных способов разрешения международных споров и конфликтных ситуаций, противостоять попыткам применения силы или угрозы силой, свержения законной власти в других странах, бороться с терроризмом в любых его формах и проявлениях, с незаконным оборотом наркотиков, транснациональной организованной преступностью, а также содействовать обеспечению международной информационной безопасности.

Практика «устранения» суверенных государств через поддержку «умеренной» вооруженной оппозиции под предлогом борьбы с международным терроризмом, к сожалению, стала обыденной в современных международных отношениях. Важно заметить, что государственность является очень хрупкой материей, нарушением целостности которой, что отчетливо видно на примерах отдельных режимов, происходит подрыв устоев современного миропорядка.

Подход западных государств, выраженный в поддержке «умеренной» оппозиции, силы которой действуют против интересов собственного государства, направлены на его разрушение и уничтожение мирного населения, представляется крайне деструктивным, фактически открывает «ящик Пандоры», что приводит к крайне негативным во всех отношениях последствиям, к деградации институтов международного права, уничтожению государственности, что ни коим образом не способствует конструктивному решению сирийской проблемы, которое, представляется, возможно только путем диалога с законной властью Сирийской Арабской Республики.

Такой подход в очередной раз иллюстрирует практику «двойных стандартов» в международной политике, попытки западных стран «проталкивать» собственные интересы на Ближнем Востоке вопреки интересам стран Ближнего Востока, имеющих вековые традиции государственности, отходя от фундаментальных принципов международного права, от рационального использования его институтов (например, институтов Организации Объединенных Наций), подменяя конструктивный диалог эфемерными целями, в действительности носящими исключительно империалистический характер.

По материалам: pnp.ru