Мойзес: «Я чуть не остался парализованным»


Сегодня 39-летний Мойзес живет в городе Витория на атлантическом побережье, учится на тренера, воспитывает с женой двух сынишек и с ностальгией вспоминает Россию, где, как говорит, сформировался как личность и как футболист.

— Как поживаете?

— Слава богу, хорошо. Жив-здоров, у меня семья, есть чем заняться. А что еще надо?

— Давно завершили карьеру?

— Пять с лишним лет назад, когда мне было 35. Завязал с футболом в связи с серьезной травмой позвоночника, полученной в матче «Португезы» в конце чемпионата Бразилии. Пришлось лечь на операцию и потом долго восстанавливаться.

Я всегда следил за своим здоровьем и физической формой. Возможно, мог бы и до сих пор играть. Но повреждение оказалось несовместимым с продолжением профессиональной карьеры. Меня даже могло парализовать, но, к счастью, до этого дело не дошло, и я вернулся к полноценной жизни.

— Долго раздумывали над тем, что делать дальше?

— Нет, потому что еще в 2014-м или 2015-м принял решение стать тренером. Оно далось мне довольно легко, поскольку я всю жизнь в футболе. Так что осваиваю новую профессию. Использую для этого любую возможность — учусь, езжу на стажировки, уже побывал в Англии и Португалии.

Мойзес: «Я чуть не остался парализованным»
Практическое занятие в тренерской школе. Мойзес (справа) руководит тренировкой. / Фото: © Из личного архива Мойзеса

— Где сейчас учитесь?

— В школе тренеров при Бразильской конфедерации футбола (БКФ). Когда закончу, вместе с дипломом получу тренерскую лицензию категории А. Это позволит мне с ноября работать в профессиональных клубах.

Есть желание начать тренерскую карьеру в Португалии, где я в свое время играл за «Боавишту» и «Брагу». Больше того, есть уже кое-какие договоренности на этот счет. Имеются предложения и от бразильских клубов, но я сделал свой выбор.

— Что представляет собой бразильская школа тренеров?

— По сути это высшие курсы тренерского мастерства. Диплом дает возможность выпускникам работать в Южной Америке и арабских странах. Недавно БКФ достигла аналогичной договоренности с УЕФА — и теперь наши специалисты могут искать тренерскую работу и в Европе. Пожалуй, через эту школу проходят все бразильские тренеры.

— Вы много где поиграли: помимо Бразилии — в России, Португалии, Катаре, Китае. Что это вам дало?

— Колоссальный опыт и богатые знания в самых разных областях, потому что эти страны существенно отличаются не только от Бразилии, но и друг от друга. Разная история, разная культура, языки, быт, в конце концов. Только со временем ты понимаешь, насколько это было полезно.

Но мне кажется, самым важным для меня был опыт выступления в России. Это было в начале карьеры, я был совсем молод, так что приглашение поиграть за «Спартак» за тысячи километров от дома, в незнакомой стране, стало для меня настоящим вызовом. Теперь-то я сознаю, что мой путь в большом футболе закладывался именно у вас. Дальше уже было легче.

2002 год. Лига чемпионов. Защитник "Спартака" Мойзес в борьбе с нападающим "Валенсии" Хуаном Санчесом / Фото: © Mike Egerton - EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

— Какие воспоминания у вас остались о России?

— Самые приятные. Я до сих пор с большой симпатией и уважением отношусь ко всем, кто меня окружал в вашей стране. Даже несмотря на то, что всякое бывало — и хорошее, и не очень. Понимаю, что в некоторых ситуациях я сам был не прав — по молодости или неопытности.

— Какие города вам больше всего понравились?

— Естественно, Москва и Самара, за которые я играл. Москва — вообще один из самых красивых городов, которые я видел. К тому же там я выступал за великий клуб — «Спартак», он стоит особняком в моей карьере. У меня много фотографий, альбомов, вырезок из газет того времени. Есть футболки спартаковцев и игроков других клубов.

Примерно то же самое могу сказать и о Самаре — приятный, уютный город, с замечательными людьми.

— С кем-то из бывших одноклубников связь поддерживаете?

— Нет, футбольная жизнь очень динамична, в ней постоянно что-то меняется, приходят другие люди, появляются новые клубы — и тебя захлестывают новые эмоции. Но в памяти все ребята, с которыми играл, конечно, остаются.

На первых порах в «Спартаке» мне было очень трудно: я ведь был единственным бразильцем в команде. Столько вокруг было непонятного: чего от меня хотят тренеры, что вокруг говорят, что делать в свободное время? Но я почти сразу ощутил поддержку ребят, среди которых могу выделить капитана команды Егора Титова. Он был не просто большим футболистом, но и надежным человеком, примером, лидером и на поле, и в раздевалке.

Егор Титов / Фото: © Getty Images

— Какие отношения сложились у вас с Олегом Романцевым?

— Благодарен ему за все, что он для меня сделал. Главное, что, несмотря на все трудности адаптации, он дал мне шанс заиграть в команде, поверил в меня. То же самое могу сказать и о других спартаковских тренерах.

— Помнится, в «Крыльях» у вас случались эмоциональные срывы, вы не всегда находили понимание у тренеров и руководителей клуба…

— Молодой был, зеленый, еще не умел преодолевать трудности. Сейчас, в эру глобализации, когда есть интернет, новые технологии, все было бы по-другому. Нынешним футболистам намного проще наладить коммуникации, найти понимание.

Теперь я часто задумываюсь над этим. По-моему, мне надо было подольше задержаться и в «Спартаке», и в «Крыльях», постараться завоевать с этими клубами больше трофеев. Нет, я не жалею о том, что было после России, но мне кажется, что я не реализовал себя у вас в полной мере.

— Вас часто в Бразилии спрашивают о жизни в России?

— Очень, особенно после чемпионата мира 2018 года. Не устаю повторять, что я влюбился в вашу страну, что у вас живут замечательные, добрые люди, что у России богатая история. И тут нет никакого преувеличения. Еще раз говорю: жалею, что не остался в вашей стране еще на год-два-три. Впрочем, кто знает, может, когда-нибудь я еще вернусь в Россию уже в качестве тренера? Мне бы, во всяком случае, этого очень хотелось.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Я живу футболом, дышу им, обожаю эту игру. Смотрю трансляции матчей по телевидению, анализирую их. Теперь уже глазами тренера, и мне все это очень интересно.

Что делаю на досуге? Хожу с детишками на пляж, им нравится там купаться, играть. Слава богу, мой дом совсем рядом с морем.

Время от времени приглашаю друзей на шашлычок. Собирается большая компания, сидим, обсуждаем футбольные новости, пьем вино.

С женой Ванией, сыновьями Рафаэлом и Мигелом. / Фото: © Из личного архива Мойзеса

— Вино? Раньше вы не были его ценителем…

— Нет-нет, теперь люблю — и красное, и белое. В меру, разумеется. Под задушевный разговор с друзьями хорошо идет!

— Вы, насколько помню, всегда были человеком набожным. Продолжаете посещать храм?

— Конечно. Верю в бога и вижу, что он ведет меня по жизни, указывает мне правильный путь. Мы рождены для того, чтобы нести добро, помогать тем, кто в этом нуждается.

— И благотворительностью занимаетесь?

— Да, при нашем храме в Витории открыт приют, где проживают и получают лечение бездомные и те, кому не на что жить. Там работают несколько волонтеров. Я финансово участвовал в создании этого заведения, горжусь этим.

Мне в жизни повезло — я стал профессиональным футболистом, хорошо заработал, живу счастливо. Но было бы неправильно забывать о тех, кто этим обделен, кто нуждается.

— Самый талантливый футболист, с кем вам довелось играть?

— Очень одаренных, по-настоящему классных было много — и в Бразилии, и в Европе. Но самого-самого я встретил уже на закате карьеры, когда играл в Китае. Это Дидье Дрогба. Он пришел в «Шанхай Шэньхуа» из «Челси», уже звездой, поиграв в Англии и в Лиге чемпионов. В действительности оказалось, что Дидье — простой, скромный парень и великий профессионал с духом победителя. Меня поразило, с какой самоотдачей он тренировался и играл в Китае! Это просто фантастика!

Дидье Дрогба / Фото: © Getty Images

— А в России?

— В качестве ориентира для других в смысле профессионализма я бы выделил все того же Титова. Он был очень квалифицированным полузащитником — хорошо видел поле, мог отдать тонкий обостряющий пас, да и завершить атаку тоже. В «Спартаке» ему точно не было равных.

— Кто был вашим кумиром на футбольном поле?

— Их несколько — Оскар, Мозер, Барези. Все, как и я, были центральными защитниками. Но в отличие от меня — выдающимися! (Смеется.) Оскар был капитаном сборной Бразилии образца 1982 года. Вживую я не видел, как он играл, но просмотрел много записей с матчами той команды. Суперзащитник! На таком же уровне играл еще один бразилец — Мозер, а также итальянцы Барези и Мальдини.

— Какой тренер оказал на вас самое большое влияние?

— Мне посчастливилось тренироваться и играть под руководством двух ярких, авторитетных специалистов — это бразилец Паулу Аутуори и португалец Жорже Жезуш, который теперь будет тренировать «Фламенго». Я до сих пор поддерживаю с ними контакт. Оба сильны и в организации игры, и в тактике, и в управлении командой, хотя методы работы у них разные.

— А были ли у вас проблемы с тренерами?

— К счастью, нет. Я всегда старался с уважением относиться к тренерам и теперь, почти овладев этой профессией, понимаю, что правильно делал. Это нелегкая доля, ты должен быть не только профессионалом как тренер, но и психологом, сильной личностью.

— Какой титул в карьере для вас ценнее остальных?

— Трудно сказать. Я был чемпионом штата Рио-де-Жанейро в составе «Фламенго», штата Минас-Жераис с «Крузейру», дважды — штата Баиа с «Виторией», обладателем Кубка Интертото с «Брагой» и Кубка России со «Спартаком»… Для меня важны все эти титулы, потому что я с детства люблю выигрывать и терпеть не могу проигрывать.

Возможно, особое значение для меня имеет победа со «Спартаком» в Кубке России в 2003 году, поскольку эта награда стала первой, добытой за рубежом. А еще потому, что в день финала на трибуне сидела моя мама. Это была ее первая поездка за пределы Бразилии!

— О чем мечтаете на тренерском поприще?

— Стать успешным бразильским специалистом в Европе. Это моя цель. И я убежден, что когда-нибудь ее достигну. Именно поэтому я и хочу начать тренерскую карьеру в Португалии.

— А как личность?

— Постоянно совершенствоваться, расти в духовном плане, получать новые знания, помогать, как я уже сказал, другим.

— Если бы у вас была возможность что-то изменить в прожитой жизни, что бы поменяли?

— Да, пожалуй, ничего. Потому что это уже был бы не я, а какой-то другой человек. Я сегодня именно такой, какой есть, потому что у меня за плечами мой собственный опыт — и хороший, и плохой. Да, у меня случались ошибки, я делал что-то не так, но это потому, что был молод, незрел. Сейчас я это понимаю. Естественно, о чем-то жалею, но своего опыта — профессионального и личного — мне никому не хотелось бы отдавать. Скорее надо думать о том, чтобы не совершить ошибок в будущем и оставаться верным себе.

— Чего бы вы пожелали читателям Sportbox.ru?

— Просто хотел бы передать привет болельщикам «Спартака», «Крыльев Советов» и других клубов, всему российскому народу, а также сказать, что я продолжаю относиться к вашей стране с большой симпатией. Россия — навсегда в моем сердце. Скучаю без вас!

По материалам: sportbox

Последние новости