Что это за фрукт такой лакомый — подписной бонус?


Пару недель назад звоню Гилерме, вратарю «Локомотива», — договориться об интервью в воскресную рубрику, которую веду уже полгода. «Нет проблем, — говорит. — Давай только завтра, в полдень, а то я сейчас дочурками занимаюсь».

Завтра так завтра. Семья — святое дело.

В назначенный час пытаюсь с ним связаться, а на другом конце провода, как писали раньше, — молчок. Через час — то же самое. Ближе к вечеру приходит от бразильца сообщение: «Слушай, старик, я в сборной, но дело не в этом. У меня с клубом возникли вопросы по поводу продления контракта, поэтому до их разрешения беседовать с прессой не могу. Извини».

Оказалось, накануне вечером кто-то из коллег вбросил в медийное пространство новостишку о том, что Гилерме, мол, требует от железнодорожного клуба бонус за переподписание трудового договора в размере 3 миллионов евро. Отсюда и задержка в переговорах. Отсюда и перенос нашего разговора.

Вот и решил с помощью знакомых в агентском бизнесе разобраться: что же это за фрукт такой лакомый — подписной бонус?

Как выяснилось, начисление премии при устройстве футболистов на работу — явление совсем не редкое и в нашем, и в зарубежном футболе. Подписной бонус — своего рода дополнительная приманка для игрока при переходе в другой клуб. При прочих равных он может клюнуть и на нее.

Причем в некоторых случаях суммы фигурируют очень даже существенные. В 2016 году, к примеру, «ПСЖ» пытался увести у «МЮ» вратаря Давида де Хеа, предложив тому, по информации The Daily Mail, подписной бонус в 30 миллионов евро. Но испанец в итоге устоял. Может, оттого, что у него и так самая высокая зарплата в мире среди голкиперов — 10,8 миллиона евро?

Впрочем, у Гилерме история немного другая: речь идет не о подписном, а о «переподписном» бонусе, то есть о продлении контракта. Такое тоже практикуется, но, по сведениям моих источников, значительно реже.

Контракт 33-летнего Гилерме с «Локомотивом», как известно, заканчивается в конце декабря, поэтому сейчас самое время либо его продлить, либо права на голкипера выгодно продать. Иначе просто поезд уйдет. И руководство «Локо», явно взявшее курс на обновление состава, предложило бразильцу менее привлекательные условия, чем нынешние: двухлетнее соглашение по схеме 1+1 с ежегодной зарплатой в 1,9 миллиона евро против 2,5 млн, которые он, по данным из агентских кругов, получает сейчас. Гилерме не против поставить подпись под этим документом, но при одном условии — если ему выплатят те самые 3 миллиона.

Налицо конфликт интересов. Клуб хочет разгрузить платежную ведомость (с этой же целью он расстается с рядом ветеранов), а игрок не желает терять доходы, которые получал в последние годы. Кстати, примерно в такой же ситуации оказался и другой легионер «Локо», португалец Мануэл Фернандеш, который, судя по всему, команду покинет.

Надо сказать, что время для «переподписного маневра» Гилерме и его агент выбрали очень удачно. Сегодня бразилец с российским паспортом — не только один из лучших, самых стабильных вратарей страны, но и номер один в сборной. В него наконец-то поверил Станислав Черчесов, на него есть спрос и в России, и за границей.

— Смотрим на Гилерме как на звезду «Локомотива», как на часть истории клуба, как на наш символ. Не исключено, что после завершения карьеры он продолжит у нас работу, — так еще совсем недавно оценивал своего вратаря генеральный директор железнодорожников Василий Кикнадзе.

В этой ситуации Гилерме безусловно рассчитывал на повышение зарплаты. Тем более что у других легионеров-ветеранов, в частности Чорлуки и Хеведеса, она в полтора раза больше — около 4 миллионов евро. А вместо этого ему, Гиле, любимцу локомотивской торсиды, новоиспеченному обладателю приза имени Льва Яшина от журнала «Огонек», рекомендуют… пойти на понижение.

Отсюда и ультиматум на три миллиона со стороны вратаря. Как мне представляется, по меньшей мере небезосновательный.

Как и мой коллега Андрей Колесников, предполагаю, что «Локомотив» в конце концов со своим строптивым голкипером о продлении контракта договорится и бонус ему заплатит — пусть не три, а два или полтора миллиона. И снова заживут они дружно и весело. Вот только современный большой клуб не должен доводить подобные ситуации до точки кипения или по крайней мере не допускать их огласки. В противном случае осадочек останется у тех и у других. Как у меня от сорвавшегося интервью с Гилей.

По материалам: sportbox