Владимир Спиваков: «Жизнь – как мороженое с гвоздем...»

Владимир Спиваков: «Жизнь – как мороженое с гвоздем...»
Он говорит на пяти языках, имеет второй разряд по боксу, но 25 лет назад, когда еще играл на чужой скрипке, его именем уже назвали одну из малых планет. Владимиру Спивакову 75, в его руках поет скрипка работы Антонио Страдивари (уникальный инструмент преподнесли маэстро поклонники).

Среди богемы Спиваков слывет интеллектуалом, философом, художником. Замечательные пейзажи, этюды, которые он щедро раздаривал знакомым девушкам, до сих пор привлекают внимание знатоков живописи. «Натюрморт с анютиными глазками», написанный им в 16 лет, хотят заполучить в свои коллекции многие, но для супруги Сати (их семейному союзу уже больше тридцати лет) эта картина бесценна. Так же, как не имеет цены его артистический и человеческий талант. Организованный им благотворительный фонд открыл дорогу колоссальному числу одаренных мальчишек и девчонок — им покупают инструменты, приглашают лучших преподавателей, устраивают мастер-классы и организовывают участие в международных фестивалях. Помогает Владимир Теодорович и больным детям. Говорят, один малыш, которому недавно была сделана операция на сердце, заявил, что хочет стать таким же знаменитым, как Спиваков, и обязательно будет учиться играть на скрипке.

Среди многочисленных регалий маэстро есть и награда ЮНЕСКО «Артист мира». Потому что в каком уголке земного шара Национальный филармонический оркестр России и «Виртуозы Москвы» ни появлялись (Владимир Спиваков руководит сразу двумя коллективами), они несут людям радость, свет и наслаждение музыкой. Его прямые наследницы — Екатерина, Татьяна, Анна и приемная Александра (дочь умершей сестры) — выросли в атмосфере красок, звуков и бесконечной родительской любви. От отца девочкам передался редчайший талант — восхищение жизнью. После тяжелейших концертов (ученые выяснили, что по энергетическим затратам труд дирижера можно сравнить только с работой шахтера) Владимир Спиваков не может заснуть. Прокручивает в голове партитуру, пытается расставить другие акценты. На вопрос, откуда черпает силы, маэстро обычно отвечает, что в тонусе его держит мышечная память (прекрасная атлетическая фигура тому пример) и любимое дело.

«Себя жалеть нельзя... В спорте и творчестве это основной принцип. Тратить себя должно стать привычкой. А работа, если она любимая, пробуждает интерес. Интерес к совершенству. Все достижения — это как линия горизонта: чем выше поднимаешься, тем она дальше от тебя и заставляет двигаться вперед». Своему давнему другу, писателю и музыканту Соломону Волкову, Владимир Теодорович как-то сказал: «Жизнь устроена по подобию мороженого, которое я однажды купил в Сочи: сладкое, ароматное. Лижешь его, оно тает во рту, сливочной прохладой небо обволакивает. И вдруг язык на что-то острое натыкается – в мороженом оказался гвоздь! Вот и жизнь такая же, как мороженое с гвоздем: сначала ее много и она сладка, а потом она тает у тебя на языке, а где-то в конце концов припасен гвоздь, и если зазеваешься — разрежешь язык, раскровишь рот, подавившись металлическим вкусом...»

Один из любимых поэтов Спивакова — Юрий Левитанский:

Что делать, мой ангел, мы стали спокойней,

Мы стали смиренней.

За дымкой метели так мирно клубится наш милый Парнас.

И вот наступает то странное время иных измерений,

Где прежние мерки уже не годятся — они не про нас...

Владимир Теодорович наизусть знает это длинное, щемящее душу стихотворение, а я думаю, что никакие мерки не применимы к нему самому. Долгих лет жизни, маэстро! Света, радости, здоровья и музыки!

Фото: Legion-Media, личный архив, Persona Stars, PhotoXPress.ru, Instagram

По материалам: starhit