Халаты с узорами и "жигули": как Александр Клячин создал одну из величайших коллекций современности

Коллекционирование – вид современного искусства. Это может показаться удивительным, ведь самостоятельно человек, собирающий предметы быта, ничего не создаёт.

Важно понимать, что «творить» сегодня может практически каждый, однако все эти наработки в конечном итоге оказываются разрозненными и бессистемными: их сложно сравнивать и сопоставлять, анализировать и выявлять особенности. Всё стремится к иерархии. Одну из величайших иерархий XXI века синтезировал известный инвестор и отельер Александр Клячин. Нет, речь не о гостиничных комплексах и уютных номерах – более 20 лет мужчина собирает среднеазиатские халаты. Почему именно их, и что послужило причиной?

Как это часто бывает: просто случайность. Человек ненароком оказывается в нужном месте в нужное время, и тысячи путей складываются в одну широкую дорогу, по которой и следует продолжать движение.

Будучи студентом географического факультета МГУ, молодой человек много путешествовал в южные республики, но насладиться красотами ландшафтов и пейзажей не являлось самоцелью поездок. Александр зарабатывал: перегонял и перепродавал «жигули» в центральную полосу.

В Таджикистане и Узбекистане автомобили медленнее «разваливались», чем в местах, где влажность выше. Машины оттуда с радостью покупали в центральной полосе. Восточные базары изобиловали интересными изделиями, в том числе «тряпками»: покрывалами, коврами, пледами, накидками и всем остальным. Рассматривать было действительно интересно, проникаешься атмосферой и колоритом, но покупать всё это было незачем - сам использовать вещи не будешь, а для подарка не подойдут: слишком ветхие, местами откровенно «затёртые» и старые.

Всё изменило одно знакомство. Приехав в Лондон, Александр навестил университетского товарища. Тот позвал на семейный ужин, где присутствовала его мать. Женщина показала свою коллекцию тканей, собранных со всего Шёлкового Пути: поделилась интересными историями, рассказала множество фактов. Александр проникся, воодушевился. Из своей следующей поездки в Среднюю Азию он привёз не только «копейки»: удалось отлично сторговать первый халат с замысловатыми узорами.