Сурки Московского зоопарка вышли из спячки раньше обычного

Сурки Московского зоопарка вышли из спячки раньше обычного

Московский зоопарк сообщает, что живущие в нем сурки завершили зимнюю спячку.  Обычно это происходит не ранее первой недели марта.

Готовясь к зимней спячке, степные сурки (Marmota bobak) накапливают до 800–1200 граммов жира, что составляет 20–25 % от их веса. Не позже двадцатых чисел августа они собираются в зимовальных норах. В природе число сурков, зимующих в одной норе, может быть от 2–3 до 25 особей. Входы в нору они закрывают пробками из смеси кала, земли и камней. Температура внутри даже в сильные морозы не опускается ниже 0ºС.

Несколько месяцев сурки проводят в состоянии анабиоза, существуя за счет накопленных жировых запасов. Температура их тела падает с 36–38º до 4,6–7,6º, дыхание замедляется до 2–3 вдохов в минуту вместо нормальных 20–24, а сердцебиение — до 3–15 ударов в минуту вместо 88–140. Благодаря этому сурки даже к концу спячки остаются довольно упитанными, с запасами жира в 100–200 граммов. Первое время после пробуждения они продолжают расходовать жировые запасы и только через 5–7 дней понемногу начинают проявлять интерес к еде.

С 2011 года в Московском зоопарке живут трое степных сурков: самец Арчи и самки Сара и Нагайна. В первые годы зимовальные норы для них делали работники зоопарка, потом сурки стали рыть их сами. В этом году самец Арчи впервые покинул нору 19 февраля, примерно на три недели раньше обычного срока. Сара и Нагайна пока не выходили из норы, обычно они делают это через две-три недели после Арчи. Арчи каждый день по несколько раз совершает обход своей территории, обновляет дополнительные входы в нору и очищает ее от мусора.

Сотрудники зоопарка говорят, что обычно пресса начинает интересоваться пробуждением сурков 2 февраля, когда наступает известный по фильму 1993 года День сурка, но как климат России, так и вид сурков отличается от США, поэтому в начале февраля сурки Московского зоопарка еще крепко спят.

По материалам: polit.ru