«Удар по Мозговому равносилен удару по всему ополчению» — громкий суд в ЛНР

«Удар по Мозговому равносилен удару по всему ополчению» — громкий суд в ЛНР

В Луганске ожидают апелляции по так называемому делу Алексея Мозгового — легендарного комбрига «Призрака», погибшего в мае 15 года. Это дело вызвало волну возмущения и недоумения в обществе, однако по какой-то причине осталось незамеченным большинством СМИ. Корреспондент ИА Newstes попытался выяснить, что скрывается за этим процессом — личные разборки, реальное преступление или же чье-то стремление дискредитировать ополчение.

В начале марта в Луганске состоялся суд над бывшим замкомандира бригады «Призрак» Алексеем Костиным («Август») и Алексеем Мозговым. Костина обвинили в намеренном расстреле гражданского автомобиля и приговорили к 14 годам лишения свободы. А в отношении комбрига Мозгового дело прекратили из-за смерти обвиняемого. По версии следствия, Костин и Мозговой, «получив информацию о том, что в ночь с 08.05.2014 на 09.05.14 по автомобильной дороге с сочетанием „Харьков-Ростов-на-Дону“ со стороны г. Антрацит будет передвигаться Бурыхин О. А, который занимал должность директора шахты ООО „Борис Инвест“ в городе Антрацит, совместно со своей семьей, и должен будет перевозить крупную сумму денег, приняли решение совершить разбойное нападение на семью Бурыхиных с целью завладения денежными средствами». Для совершения «разбойного нападения» Мозговой и Костин, согласно обвинительному заключению, привлекли своих бойцов, сообщив им якобы «заведомо ложную информацию» о прорыве «Правого сектора», а также завладели грузовым автомобилем «иных лиц» с целью «временного использования, а именно «для транспортировки личного состава».

Костин заявляет, что обвинение сфабриковано, обращает внимание на процессуальные нарушения, в частности на то, что не велось аудиозаписей заседаний. Одна из наиболее распространенных версий — намеренная провокация против Мозгового, которого дезинформировали, сообщив о планировавшемся прорыве боевиков «Правого сектора» (запрещенная в России организация).

Присутствовавшая на судебных заседаниях активистка Русской весны Анастасия Пятерикова поделилась с ИА Newstes своими впечатлениями о процессе над ближайшим соратником Мозгового.

«Мозговой, бесспорно, самый яркий представитель ополчения на Луганщине. Поэтому его сейчас нет в живых. Дело Мозгового было рассчитано на то, чтобы обыватель переосмыслил свое отношение к войне на Донбассе. Мне кажется, что, в первую очередь, это было рассчитано на тех, кто проживает в РФ. Какой вывод сделает обычная домохозяйка, где-нибудь в Воронеже или Питере или любом другом городе, прочитав лживую статью в выпуске „Московского комсомольца“? Конечно, она придет в ужас от прочитанного. Что оказывается Мозговой „убийца“? И вообще, все ополченцы мародеры и нелюди. Подобные комментарии я уже встречала в социальных сетях. Но! Так рассуждает человек, который не знает, что такое гражданская война. Безусловно, в ночь с 8 на 9 мая 2014 произошла страшная трагедия. Но есть беспрекословные правила во время военного времени. На блокпосту ты должен остановить свой транспорт. Если ты этого не сделал, ответственность за последствия ты уже берешь на себя», — сказала Пятерикова.

По ее мнению, необходимо разобраться, «кто и с какой целью дезинформировал Мозгового о передвижении боевиков». Но главный вопрос, по ее мнению, что можно сделать в настоящее время для разрешения ситуации.

«Глава ЛНР Пасечник представил список судей на утверждение в Народный совет. В том числе и кандидатуру судьи Б. Ф. Кошелева, который осудил заместителя Мозгового Александра Костина на 14 лет. Именно он утверждает, что на 8 мая 2014 года Украина не утратила суверенитет на территории бывшей Луганской области. Осужден Костин по законам мирного времени, в рамках украинского законодательства. Чего стоит только статьи, за которые осудили Костина, ст. 267 — незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, ст. 268 — незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств. Если следовать логике судьи Б. Ф. Кошелева, то тогда всех ополченцев, которые защищали Донбасс с оружием в руках, необходимо осудить. Так кто такой судья Кошелев? Вывод напрашивается сам собой. Глава ЛНР является гарантом Конституции, прав человека и гражданина. В его силах исправить вопиющую ситуацию с делом Мозгового и освободить комбата Костина», — заявила Анастасия Пятерикова.

По ее мнению, единственной стороной, которая могла бы выиграть от этого дела, является украинская сторона.

По мнению руководителя КПЦ «Война и мир» Андрея Седлова, который проходит защитником как по делу Костина, так и по делу еще одного соратника Мозгового Андрея Козлова, «налицо явная провокация».

«Речь идет о том, что якобы сотрудник МВД перезвонил Мозговому, и Мозговой выехал на задержание двух джипов, на которых ехали бойцы „Правого сектора“. Скорее всего, здесь была явная провокация с целью вызвать расстрел мирных граждан. Для чего это было нужно — другой вопрос, на который должно ответить следствие после проведения дополнительного расследования. В целом же это дело очень плохо скажется на имидже ополчения. Обвинив „Августа“, они обвинили и Мозгового. Якобы все ополченцы являются террористами, что не соответствует действительности, потому что эти люди встали на защиту своей земли, а из них вроде бы свои же пытаются сделать преступников. Да, среди ополчения бывают разные люди. Но это не тот случай. Удар по Мозговому равносилен удару по всему ополчению», — сказал Седлов.

По мнению Седлова, процесс против Мозгового является частью последовательной политики по дискредитации ополчения.

«Насколько я вижу на протяжении последнего года — это системная политика в отношении многих ополченцев первой волны. Один из наглядных примеров — дело Андрея Козлова, начальника контрразведки бригады „Призрак“, который уже пятый год сидит ни за что по ложным обвинениям. Он обвиняется в 12 эпизодах, все эти эпизоды связаны с выполнением его прямых функциональных обязанностей, которые были ему поручены как начальнику контрразведки непосредственно Мозговым. Задача стояла — очистить Алчевск от наркоторговли, пресекать случаи мародерства и спекуляции в этом городе», — отметил Седлов.

По мнению волонтера, ополченца, автора книги «85 дней Славянска» Александра Жучковского, который в настоящее время заканчивает писать биографию Алексея Мозгового, осуждение Костина является не частью системной политики, а результатом личных разборок, личной мести.

«Его обещали посадить ещё несколько лет назад, и это обещание сдержали. Жаль, что Костин проявил беспечность или понадеялся на „авось пронесёт“. Не нужно было возвращаться в ЛНР. Не пронесло. Почему для осуждения был избран именно этот эпизод с расстрелом машин в мае 2014 — не так уж важно. Не было бы этой истории — избрали бы (или придумали) другую», — убежден Жучковский.

Он прокомментировал и сам эпизод, вменяемый «Августу».

«Наиболее разумной мне представляется следующая версия: пресловутые автомобили семьи Бурыхиных спешили скрыться с опасной территории в Россию, и не остановились на блокпосту ополчения. Мозгового оповестили о том, что в направлении российской границы ушли вражеские машины, и ополченцы под его руководством устроили засаду. Также имеет право на существования версия о сознательной дезинформации Мозгового о якобы боевиках „Правого сектора“, передвигающихся на этих машинах. Не имеет права на существование лишь одна версия — о сознательном разбойном нападении Мозгового и Костина на мирных граждан с целью похищения денег. А именно это и вменяют командирам ополчения. Произошедшее в мае 2014, при всём сожалении о погибших людях, — всего лишь незначительный эпизод на фоне происходивших исторических событий. Подобных эпизодов на Донбассе были сотни: „дружественный огонь“, когда по ошибке стреляли по своим; гибель мирных людей, оказавшихся на линии огня, предназначенного противнику; содержание „на подвалах“ и расстрелы людей, ошибочно признаваемых „укропами“, и мн. др. Таковы издержки и побочные эффекты вооружённой борьбы, в которую вовлечено огромное количество людей с оружием и низким уровнем военного профессионализма. Сделать с этим ничего было нельзя. Нужно было время, чтобы прошла революционная лихорадка и появились зачатки государственности и порядка (правда, не ту государственность и не тот порядок мы в итоге получили)», — констатировал Жучковский.

Алексей Мозговой, по его словам, фигурирует в деле только потому, что он тоже находился на месте событий в тот злополучный день.

«Вряд ли главная задача прокуратуры была политической — очернить Мозгового и ополчение 2014-го в целом. Главной задачей было „закрыть“ Костина по заказу конкретных людей. Но прокуратура не могла не понимать, что очерняет Мозгового. Она могла бы осудить Костина, но не приплетать комбрига, объяснив его участие неведением, но этого не сделала. Уверен, что по этому поводу прокурорские консультировались с политиками, и те дали добро на демонизацию Мозгового. В итоге дело против Костина (который, при всём уважении, фигура менее значимая, чем покойный комбриг) в общественном сознании обернулось „судом над Мозговым“.
Моя оценка произошедшего: суд над Костиным и обвинения против Мозгового — это преступные деяния, которые в будущем должны быть расследованы, а участники этой фальсификации осуждены. Точно так же, как после свержения Плотницкого были расследованы обстоятельства фальсификации (окружением главы ЛНР) государственного переворота осенью 2016, и были осуждены люди из той же луганской прокуратуры.
Если подходить к ситуации глобально, то генеральную прокуратуру ЛНР следует упразднить. Вместе с самой ЛНР. Не имеет права на существование государство, которое делает из своих героев убийц и грабителей. И что это за такое государство на карте России — ЛНР? Одно недоразумение. Не за это сражались и погибли Мозговой и тысячи русских добровольцев», — заявил Жучковский.

Алексей Мозговой — один из самых известных военно-политических деятелей Новороссии, командир до сих пор действующего на одном из передовых рубежей обороны ЛНР подразделения «Призрак». Мозговой был одним из наиболее авторитетных командиров ополчения, к которому приезжали добровольцы со всего мира, а также одним из самых видных идеологов Донбасского восстания. Помимо военной, он активно занимался общественной деятельностью, в частности, проводил в Алчевске съезд Антифашистов, открыто критиковал Минские соглашения, планировал создание собственной общественной организации, в условиях управленческого хаоса в первые годы войны обеспечивал безопасность на территории дислокации «Призрака», пресекая мародерство и насилие. В памяти местных жителей о нем сохранилась только добрая слава. В 2015 году его автомобиль был расстрелян в тылу, Мозговой погиб. Не исключено, что убийство Мозгового, провокация на блокпосту и последующий процесс против соратников Мозгового — явление одного порядка. Учитывая значимость личности Мозгового, суд по эти делам должен быть максимально прозрачным и открытым для СМИ, поскольку в общественном сознании, среди мирных жителей и своих соратников Мозговой имеет непререкаемый авторитет, он стал первым командиром на Донбассе, которому был установлен памятник после гибели. А почта ЛНР недавно выпустила марки в память о комбриге.

Кристина Мельникова

По материалам: eadaily.com