У людей нет ощущения, что власть заботится о них — Израиль в фокусе

У людей нет ощущения, что власть заботится о них — Израиль в фокусе

Блок «Кахоль Лаван» объявил о том, что прерывает переговоры с «Ликудом» о создании правительства национального единства. В окружении Бени Ганца заявляют, что переговоры прерваны в связи с тем, что «Ликуд» вновь потребовал изменить параграфы договора, касающиеся процесса назначения судей Верховного суда.

«После того, как было достигнуто взаимопонимание по всем вопросам, в „Ликуде“ попросили вновь начать обсуждение порядка работы комиссии по выбору судей. В связи с этим переговоры были прерваны», — заявляют в «Кахоль Лаван». В настоящий момент неизвестно, когда и в какой форме возобновится диалог между партиями.

Ранее «Ликуд» отказался от своего требования о получении права «вето» на кандидатуры судей Верховного суда, однако двое членов комиссии по назначению судей будут представлять праворелигиозный блок. В комиссии четыре представителя политической системы: министр юстиции, возглавляющий комиссию (этот пост займет Ави Нисанкорен от «Кахоль Лаван»), еще один министр, а также два депутата от коалиции и оппозиции. По соглашению между Ганцем и Нетаньяху министром и депутатом от коалиции будут представители праворелигиозного блока. Однако представители «Кахоль Лаван» отказались предоставить «Ликуду» право вето на кандидатуры судей. Для принятия решения в комиссии кандидатуру должны поддержать семь из девяти человек.

В свою очередь, Бени Ганц отказался от своего требования на право «вето» по вопросу о распространении израильского суверенитета на отдельные районы Иудеи и Самарии. Согласовано, что решение о распространении суверенитета на Иорданскую долину и районы поселений в Иудее и Самарии будет принято правительством и военно-политическим кабинетом, однако ни у одной из партий не будет права торпедировать это решение в одностороннем порядке. Нетаньяху обязан советоваться с Ганцем, однако принятие решения и выбор времени для принятия решения остаются целиком прерогативой главы правительства.

По поводу поста спикера Кнессета пока соглашение не достигнуто. Однако источники в политической системе заявляют, что шансы на назначение на эту должность Юлия Эдельштейна призрачны, а главной кандидатурой называют нынешнего министра туризма Ярива Левина. (newsru.co.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Спасение утопающих».

Наученные опытом других стран, власти Израиля приняли всерьез ситуацию с эпидемией коронавируса. Был разработан целый комплекс мер, которые ужесточались по мере того, как «корона» распространялась по стране. Сейчас уровень карантина в Израиле — один из самых строгих в мире. Но благие намерения часто разбиваются о суровую действительность, нехватку средств, бюрократию и просто разгильдяйство.

Например, решение правительства выплатить социальную помощь многодетным семьям и пожилым людям перед Песахом не будет выполнено «по техническим причинам». Что кроется за этой формулировкой, никому не ведомо — а ведь многие рассчитывали на эту выплату, чтобы достойно встретить праздник. Тем временем тысячи частных предпринимателей, обнадеженных обещанием субсидии, обнаружили, что они по разным причинам не подходят под критерии получения даже минимальной помощи.

Еще один больной вопрос — школы. Министерство просвещения уже объявило, что занятия не возобновятся после Песаха. Но на удаленное обучение денег тоже нет, вернее, минфин их пока не выделил. Если министерствам не удастся договориться, то дети после пасхальных каникул останутся без уроков.

Пока лучше всего у нас налажен контроль над соблюдением карантина, поскольку эта функция постепенно передается ЦАХАЛу. Служба управления тылом уже патрулирует «горячие точки» — Бней-Брак, Меа-Шеарим, Яффо. Многие считают, что сделать это надо было уже давно — ведь обычно в чрезвычайных ситуациях именно Служба тыла отвечает за порядок в стране. Но ФФ, по-видимому, не хотел делиться славой избавителя от вируса с министром обороны Нафтали Беннетом, своим давним соперником. Отсутствие взаимодействия между Беннетом и Биби привело к форменному балагану в отношении израильтян, приезжающих из-за границы.

Премьер издал указ, требующий помещения всех прибывших в обязательный карантин в гостиницах, которые находятся в ведении минобороны. Однако Беннет постановил, что этот план слишком дорог и технически невыполним. Каждый руководитель принимал решение самостоятельно, в результате чего часть пассажиров, прилетевших в Бен Гурион, просто разъехалась по стране, даже не подписав обязательство о самоизоляции. И это в то время, когда всем жителям запрещено отходить от своего дома дальше, чем на сто метров!

При обсуждении путей выхода из кризиса постоянно подчеркивается, что главная альтернатива карантину — массовое тестирование населения. Однако министерство здравоохранения вводит новые ограничения на проведение анализов. Причина банальна — нехватка материалов и реагентов в лабораториях. Поэтому тесты будут проводиться лишь для определенных категорий граждан, а остальным остается соблюдать дистанцию и изоляцию, чтобы не заразиться и не заразить других.

Израильтяне, при всей своей недисциплинированности, в целом готовы выполнять указания властей, хотя проблемой становятся самые простые вещи, даже покупка еды. Многие привыкли и в обычное время заказывать продукты на дом, но сейчас, в связи с карантином, службы доставки перегружены так, что заказ приходится делать на несколько дней вперед. Ситуация усугубляется праздниками. Впрочем, эта проблема может вскоре решиться сама собой — у людей кончатся деньги.

Политику банков в условиях нынешнего кризиса иначе, чем насмешкой, не назовешь. Нам преподносят как величайшее благодеяние возможность заморозить выплаты по ссудам или увеличить разрешенный «минус». Но эта опция существовала всегда, и за нее по-прежнему нужно расплачиваться — повышенным процентом на офердрафт и увеличенными будущими выплатами. Мало того — банк имеет право отказать клиенту в отсрочке или ссуде, если считает, что его финансовое положение в будущем может ухудшиться. Такая перспектива ждет примерно 20% нынешних условных безработных, отправленных в неоплачиваемый отпуск, — они не смогут вернуться на свое место. Зная это, банки постараются максимально исключить свои риски. Таким образом, многие люди, лишатся не только заработка, но и возможности получить кредит или отсрочку платежей. Проблему могло бы решить постановление правительства о всеобщих «кредитных каникулах», как это сделано в некоторых других странах, но пока никто об этом не упоминает.

Нужны четкие инструкции и распределение обязанностей для всех учреждений и ведомств. Пока же каждый город, организация и даже больница пытается разобраться с кризисом, как умеет. Где-то муниципалитеты берут на себя ответственность за благо граждан — проводят дезинфекцию, доставляют еду нуждающимся, организуют ясли для детей медработников. В других местах все пущено на самотек. Кому-то повезло иметь ответственного работодателя или верных клиентов, а кто-то не надеется восстановить свой доход. В целом у людей нет ощущения, что власть заботится о них в трудную минуту, чего они вправе ожидать, поскольку из года в год платят налоги, служат в армии, голосуют на выборах, а в данный момент послушно сидят в карантине. Но похоже, спасение утопающих все так же остается делом их собственных рук.

Автор: Ира Коган

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью директора Центра национальной безопасности при Хайфском университете Д-ра Дана Шифтана, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Идеологические корни арабской национальной вражды».

Подавляющее большинство арабских избирателей проголосовало за «Общий арабский список». Все эти люди были прекрасно осведомлены о том, что их политические и общественные лидеры отрицают право еврейского государства на существование, и, более того, последовательно и открыто выражают свое понимание, сочувствие и поддержку всевозможным врагам Израиля в их стремлении при помощи насилия подорвать его основы и безопасность.

Характерно то, что израильские арабы голосуют так, вопреки ясному осознанию, по крайней мере, многими из них вклада современного и процветающего еврейского государства в качество их собственной жизни (особенно по сравнению с окружающими Израиль арабскими странами), и несмотря на своё искреннее желание интегрироваться и устроить свою жизнь именно в Израиле.

В чём же истоки этой столь яростной враждебности и ненависти?

В основе их лежит глубокая убеждённость в том, что евреи вовсе не народ, а лишь религиозная община. Следовательно, нет у евреев и никакого права ни на национальное самоопределение, ни на исторические претензии в Стране Израиля (в среде элиты палестинских арабов Израиля также широко распространена следующая уловка: признание «израильского еврейского народа», но с отрицанием его связей с евреями во всём остальном мире — вот такое фиктивное и противоречащее еврейской самоидентификации определение).

Понятно, что от этого подхода рукой подать и до регулярно декларируемого ими консенсуального утверждения, представляющего сионизм колониальным проектом.

Иными словами, сионистское возрождение, с их точки зрения — не возвращение на свою родину народа, с которым необходимо достичь исторического компромисса, а оккупация страны иностранными захватчиками, стремящимися извлечь выгоду из ядовитого рудимента ужасного преступления ушедшей эпохи — колониализма.

К этому-то и восходит ключевая претензия лидеров палестинских арабов, фигурирующая, и отнюдь не случайно в качестве важнейшего требования в партийной платформе «Общего арабского списка» — «справедливое решение проблемы беженцев, гарантирующее право на возвращение в соответствии с резолюцией ООН 194».

В основе этой претензии лежит подход, согласно которому успех «сионистского колониализма» является фундаментальным нарушением справедливости и мирового порядка, которое необходимо исправить любой ценой.

В соответствии с этим подходом, несправедливость, буквально, «вопиет к небесам», а потому, хотя с ней и можно до поры, до времени смириться, главным образом используя достижения евреев в созданной ими стране, легитимность права евреев на собственное государство не приемлемо и не допустимо в качестве окончательной реальности.

Эту позицию прекрасно выразил в начале предыдущего десятилетия, Мухаммед Дахла, ставший в своё время первым арабским стажёром в Верховном суде, он также был одним из основателей известной «правозащитной» арабской организации «Адала», поставившей на службу арабскому делу терминологию из области прав человека и либеральной демократии.

В интервью Ари Шавиту в газете «Гаарец» в 2003 году, Дахла поделился своими чувствами от встречи с Раэдом Салахом — руководителем северного отделения «Исламского движения», регулярно использующим откровенно антисемитскую риторику и отправленным недавно отбывать тюремное заключение за подстрекательство к террористическим действиям и поддержку запрещенной организации.

«Шейх Салах, — сообщил Дахла, — являет собой 1400 лет существования ислама в стране. И в этом есть что-то невероятно пленительное, что-то глубоко человеческое есть в этой преемственности. Когда я заглядываю в глаза шейха, я будто объединяюсь, как в туннеле времени, с халифатом Омара ибн Хатаба, чьим именем я назвал своего сына.

Я будто объединяюсь с величием ислама. Это наделяет меня ощущением глубокого покоя, которого у вас нет, чувством уверенности в себе. Я осознаю, что мы вовсе не обречены быть побежденными и проигравшими. Я осознаю также, что мы — совсем не меньшинство. Идея меньшинства вообще чужда исламу. Она подходит иудаизму, но чужда исламу. И когда ты оглядываешься вокруг, ты видишь, что мы-то, на самом деле, совсем не меньшинство. В стране есть большинство, которое на самом деле является меньшинством, а меньшинство — на самом деле является большинством».

Может быть кому-то эта риторика, и кажется, «просто идеологией», «пустыми словами».

Именно так, сторонники «Осло» вновь и вновь отрицали главную причину полного провала исторического компромисса с Арафатом и национальным движением палестинских арабов.

«Они, ведь, знают, — утверждали наши „миролюбцы“, — что право на возвращение никогда не будет реализовано. Это всего лишь политический рычаг, и потому, в нужный момент, они обязательно пойдут на компромисс. Радикальные идеологи может и будут продолжать цепляться за свои идеи, но народные массы и её прагматичные лидеры просто желают прекратить оккупацию, а эту бессмысленную претензию, они в конце концов отправят на идеологический чердак» …

Сегодня всем, кто не утратил связь с реальностью, совершенно ясно, что именно эта претензия остаётся сутью и причиной провала каких бы то ни было компромиссов и урегулирований на протяжении четверти века.

Без этого аспекта невозможно понять последовательный, неотъемлемый радикализм лидеров «Общего списка», в том числе и самых «умеренных» из них среди «коммунистов». Невозможно осознать бездонную глубину и неизбежность враждебного и провокационного дискурса, буквально на грани солидарности с террористами, их безоговорочную поддержку врагов Израиля — от «Хизбаллы» и режима Асада, до ХАМАСа.

Даже «умеренные» коммунисты из ХАДАШ (одной из партий, входящих в блок «Общего списка») осудили внесение «Хизбаллы» в список террористических организаций Лигой арабских государств, под предлогом того, что такое решение служит интересам Израиля. Лигой арабских государств! Вдумайтесь!

Это вовсе не арабская солидарность и не вопрос самоидентификации палестинских арабов. Они выступили против арабской Лиги, за террористическую группировку, вовсе не являющуюся палестинской, но стремящейся уничтожить Израиль. При этом, около половины гражданских лиц, убитых ракетами «Хизбаллы» в Израиле во время Второй ливанской войны, были арабами…

Вы по-прежнему надеетесь с ними договориться?

Автор: Дан Шифтан (Источник на иврите — Исраэль ха-Йом)

По материалам: eadaily.com