По рекомендациям ВОЗ: для чего нужна новая методика подсчета статистики по коронавирусу

По рекомендациям ВОЗ: для чего нужна новая методика подсчета статистики по коронавирусу

С начала пандемии коронавируса интернет стал наполнятся сводками о выявленных, выздоровевших и умерших в разных странах. Далее пошли предположения, что статистика летальности может быть искажена, некоторые западные СМИ даже отметились серией фейков в адрес России. В среду Минздрав РФ утвердил "Методические рекомендации по кодированию и выбору основного состояния в статистике заболеваемости и первоначальной причины в статистике смертности, связанных с COVID-19". В основу рекомендаций положены новые принципы, установленные Международной классификацией болезней ВОЗ с учетом Международных методических рекомендаций по удостоверению и кодированию COVID-19 в качестве причины смерти. Ирина Фиш рассказывает, зачем нужны эти рекомендации и на что они повлияют.

Любое событие, с которым человечество сталкивается впервые или которого не случалось с незапамятных времен, зачастую сопровождается неразберихой в статистике. Со временем, когда ситуация постепенно приходит в норму, происходит переосмысление и изменение статистических данных — появляется какая-то ясность, пишутся правила и возникает унификация.

Министерство здравоохранения России в среду утвердило методику, которая позволит более четко определять причину смерти пациентов с коронавирусной инфекцией. В основе рекомендаций — новые принципы, установленные Международной классификацией болезней ВОЗ (МКБ-10) с учетом Международных методических рекомендаций по удостоверению и кодированию COVID-19 в качестве причины смерти. 

На данный момент это самая объективная система оценки, принятая международным врачебным сообществом. Она позволяет не объединять все смертельные случаи в одну категорию, а с другой стороны — не исключать возможность воздействия коронавируса на те или иные случаи.  

Надо сказать, что рекомендации ВОЗ от 17 апреля 2020 года не являются чем-то абсолютно новым, они скорее разработаны как дополнение и уточнение ко всем предыдущим рекомендациям, которых Российская Федерация всегда придерживалась. Утвержденная методика Министерства здравоохранения РФ уже направлена в регионы для использования в работе. 

Оформление смерти человека — это событие, обычно не выходящее за рамки врачебного сообщества. Мало кто из обычных людей вообще понимает, как проходят различные процедуры — вскрытие, кодирование причины смерти.

Но сейчас ситуация иная. В мире от COIVD-19 уже умерло около 360 тысяч человек, смертность — около 46 на миллион населения планеты, а в очагах — и того выше. Например, в Нью-Йорке — больше полутора тысяч на миллион населения, в абсолютных цифрах около 30 000, при этом по стране — 309 смертей на миллион жителей. В России она существенно ниже. Именно из-за такого расхождения и возникают вопросы и дискуссии в ряде западных СМИ. Именно поэтому и нужна унификация данных.

Только очень наивный человек считает, что определение причины смерти — очень простое дело. На самом деле это очень сложная и серьезная процедура, сопряженная с оформлением большого количества документов. Начать надо с того, что у нас в стране в отличие от других вскрытие умершего человека обязательно, за небольшим исключением в виде религиозных мотивов либо по воле умершего. 

Вскрытие проводится в специальных учреждениях врачом-патологоанатомом в присутствии лечащего врача в течение 3 дней после констатации смерти. Окончательно протокол бывает готов к 30 дню с момента смерти, когда приходят все необходимые данные из лабораторий. То есть запись в медицинском свидетельстве о смерти делается исключительно на основании этого многостраничного документа, где все описано в мельчайших подробностях. 

Все события фиксируются в журналах, а в медицинской организации, проводящей вскрытия, формируется архив, где хранятся биологические материалы, гистологические препараты и протоколы вскрытий. Копия протокола и посмертный эпикриз вносятся в медицинские документы умершего пациента.

При такой процедуре очень сложно представить себе процесс фальсификации посмертного диагноза. Спешу разочаровать некоторые зарубежные СМИ, увлекшиеся распространением фейков о России: медицинские документы у нас настолько сложны, что поставить поддельный диагноз практически невозможно. 

Да и как убедить толпу медиков в том, что они лечили сложного пациента совсем от другого заболевания? Ведь они своими глазами наблюдали за течением болезни, за клиническими проявлениями, лабораторными, рентгенологическими, УЗ и КТ и прочими данными, а потом еще присутствовали на вскрытии. А ведь есть еще родственники, которые могут написать жалобу, тогда придут проверки из всех инстанций. Кроме этого, в архиве морга хранятся все материалы и стекла пациента.

Что касается COVID-19, то в России с постановкой диагноза обычно нет никаких затруднений: сейчас клиническая картина заболевания ясна, врачи ее видят даже без помощи тестов. Но для того, чтобы поставить диагноз, лабораторная диагностика обязательна. Каждому пациенту с коронавирусной инфекцией делают как минимум 4, а то и больше тестов для постановки диагноза и 3 — для подтверждения выздоровления. 

Бывает и так, что у пациента много сопутствующих заболеваний. Пневмония в этих случаях течет тяжело, организм разбалансируется, обостряются хронические болезни, что является главной причиной такого состояния, определить трудно. Тогда собирается консилиум врачей или клинический совет, чтобы определить точный диагноз и дальнейшую тактику лечения. Человеческий организм очень сложен, и однозначных решений в трудных случаях нет.

Кроме того, в России за счет оперативности принятых мер и подготовки госпиталей не было массового наплыва больных, как в некоторых странах, где врачам приходилось проводить медицинскую сортировку, как на поле боя. В России есть возможность относиться к больным индивидуально, уделять каждому человеку максимальное внимание, наблюдать за ним, контролировать его состояние. И в этом, наверное, кроется главная причина относительно низкой смертности в нашей стране.

Новые методические рекомендации, утвержденные Минздравом, помогут более тщательно подходить к изучению болезни. Это важно для разработки в будущем методов лечения и эффективных лекарств. Да и вообще для оценки произошедшего. Но вряд ли они что-то сильно поменяют в российской статистике, поскольку наши медики всегда придерживались рекомендаций ВОЗ, фактов и логики: если человек умер от инфаркта миокарда, то даже на фоне инфекции причиной смерти будет острая сердечная недостаточность, а сопутствующее заболевание — коронавирус. 

Если же у пациента осложнения COVID-19, тяжелая пневмония и дыхательная недостаточность, то даже если у него инсульт или рак, причиной смерти будет коронавирус. Новые рекомендации Минздрава ставят окончательную точку в споре, умер ли человек "от" коронавируса или "с" коронавирусом, но от другой патологии.

Важно то, что именно так поступали российские медики и до того, как появились новые рекомендации, поэтому данные во время уточнения диагноза вряд ли сильно изменятся в ту или другую сторону. Да, какие-то смерти выведут из под этого диагноза, какие-то добавят — благо, все материалы для исследований есть. 

Но в любом случае летальность в России от коронавируса вряд ли достигнет даже среднемирового уровня. В других странах, напротив, статистика может сильно измениться в силу того, что наплыв больных был огромным, а проводить тщательные исследования просто не было возможности. Не говоря уж о вскрытиях. У нас, слава богу, обошлось без подобных потрясений.

По материалам: uposters.ru