Архангельск: Зачем самозваным «археологам» «возня» вокруг «Аквилона»?

Архангельск: Зачем самозваным «археологам» «возня» вокруг «Аквилона»?

«Архангельск два года живет протестом. Станет ли он «вторым Хабаровском»? — задается вопросом в «Новой газете» баренц-журналистка Татьяна Брицкая. Взбудораживший локальный патриотизм Шиес был использован для мобилизации массового протеста в Архангельске и Северодвинске. Теперь экология и всякий там «раздельный сбор» мусора задвинуты в сторону и вперед вышла политическая активность «мусорных революционеров» вокруг предстоящих губернаторских выборов 13 сентября.

Помимо «Шиеса», в Архангельске заметен поиск и других раздражающих точек для конструирования общественного недовольства. Хорошим примером здесь стала «возня» вокруг «Аквилона», его стройки и скрытых под землей фундаментов разрушенного Михайло-Архангельского монастыря. С лета 2019 года в Архангельске местная «общественность» протестует против строительства компанией «Аквилон-Инвест» 10-этажного жилого комплекса River Park на углу Набережной Северной Двины и улицы Урицкого (бывш. Архиерейская). В ход идут петиции. Мотивы протеста иррациональны. Доводы надуманы и лживы. Претензии к строителям и властям формулируются на ложной основе. Недовольство проецирует узкий круг местных «образованцев», связанных с местными культурными учреждениями и Северным Арктическим Федеральным университетом (САФУ). По этой и другой причине —поскольку всю протестную энергию забирал на себя Шиес — эпизод с Аквилоном пока не получает существенного протестного размаха, хотя определенные усилия в этом направлении и делаются. С завидной периодичностью вокруг темы идет информационная возня в СМИ и социальных сетях.

Дальше петиций протест пока не пошел, хотя и объявлено уже о создании некоего «общественного движения» под названием «За сохранение Монастырского сквера — территории утраченного Михайло-Архангельского монастыря». Ситуация внешне начинает напоминать пролог случившегося в Екатеринбурге с протестами вокруг тамошнего сквера в мае—июне 2019 года.

Первым проблему строительства жилищного комплекса River Park на Урицком в информационном пространстве Архангельска поднял в мае 2019 года главный редактор оставшегося еще от советских времен «толстого» литературного журнала «Двина» и секретарь Союза писателей Михаил Константинович Попов в своем посте «Клин-бабой — по историческому месту». Престарелый литератор Попов стал утверждать, что жилой комплекс River Park (дальше: Ривер-Парк) у начала улицы Урицкого строится на месте разрушенного после революции Михайло-Архангельского монастыря. Это «новострой на месте историческом, отсюда начинался город, ведь здесь до революции стоял Михайло-Архангельский монастырь — исток града Архангела Михаила», — писал Попов. В продолжение темы 7 августа 2019 года в посте «Историю и память — в отвал и на свалку» Попов написал: «Трудно даже вообразить, что уйдет в отвал, на распыл, навеки закроется толщей бетона, ведь основание монастыря датируется ХII веком. Семь веков отечественной истории — под хвост золотому тельцу, на которого молятся нынешние властные лица!».

При всем том эклектичном «патриотизме» — то ли «белом», то ли «красном» писателя Попова всегда отличает крайнее невежество в отношении содержания региональной истории и культуры, что, кстати, часто проявляется и в редактируемом им журнале «Двина». Писателю Попову невдомек, что Михайло-Архангельский монастырь при своем основании (кстати, не в ХII, а на рубеже ХIV и ХV веков) располагался совсем в другом месте — а именно в центре современного Архангельска у Гостиных дворов, т. е. в настоящем его историческом центре, а не в районе улицы Урицкого, которая раньше до 1917 года была крайней городской окраиной. На эту окраину Михайло-Архангельский монастырь и был переведен из центра города после того, как сгорел при пожаре в 1636 году. Здесь монастырь и стоял, пока в начале 1930 года его строения были полностью снесены в рамках тогдашней антиклерикальной политики, замешанной на антинациональном нигилизме. Позднее на месте бывшей территории монастыря в начале 1960-х годов были возведены два кирпичных пятиэтажных жилых дома типа «хрущевка», а также после войны еще одно здание — выполненное в стиле сталинского ампира четырехэтажное помещение штаба 10-й армии ПВО.

Как бы там ни было, литератор Попов на ложном основании дал зачин «общественной кампании» протеста против строительства компанией «Аквилон» жилищного комплекса Ривер-Парк на «историческом месте», где якобы с ХII века располагался древний Михайло-Архангельский монастырь.

С осени 2019 года следует серия открытых петиций к всякого рода властям. Протестуют против «бесконтрольного уничтожения культурного наследия». В качестве «культурного наследия» пишут о скрытых под землей и под зданиями новейшей советской постройки фундаментах разрушенного Михайло-Архангельского монастыря. В хор и чисто мистические доводы: вроде того, что Архангел покинул Архангельский Город.

Петиции продолжились и летом 2020 года. Их авторы потребовали от врио губернатора Александра Цыбульского полной остановки строительства жилищного комплекса Ривер-Парк от «Аквилона», которое они назвали «эстетически бессмысленным новоделом». Было предложено снести уже построенные нижние этажи, провести «рекультивацию» строительного участка и на этом месте разбить «сквер Михаила Архангела с сохранением в нем выявленного объекта археологического наследия».

К «процессу» разжигания протестных страстей в октябре 2019 года «подключилась» (куда без нее) баренц-журналистка из «Новой газеты» Татьяна Брицкая. В своей публикации «Высотки на костях» Брицкая повторила ложные утверждения о том, что чиновники в Архангельске отдали «исторический центр города под многоэтажную застройку». Брицкая стала утверждать, что на месте строительства Ривер-Парка на Набережной Двины находился Архангельский кафедральный собор. На самом деле, в Архангельске кафедральным был Свято-Троицкий собор (постр. 1711−1765), располагавшийся не в Михайло-Архангельском монастыре, а в историческом центре города и разрушенный в 1929 году. На месте этого собора был построен Драматический театр.

Авторы петиций утверждают, что в зоне археологического наблюдения категории «Б» «ведется несанкционированное строительство жилищного комплекса Аквилон, без историко-культурных экспертиз и полноценных археологических изысканий». Однако простое изучение сохранившихся фотографий Архангельско-Михайловского монастыря конца ХIХ — начала ХХ века свидетельствует о том, что Ривер-Парк строится Аквилоном вне территории монастырского комплекса. Имеющиеся планы города с конца ХVIII века также подтверждают, что Ривер-Парк возводится на бывшем пустыре перед монастырем.

Сейчас авторы петиций придумали дополнительный аргумент, будто строители Аквилона выкопанным котлованом под строящийся дом Ривер-Парка нарушили культурный слой, якобы ценный своими оставшимися неоткрытыми археологическими находками. И здесь обман. Стройка идет на месте снесенных застройщиком Аквилона деревянных зданий — «деревяшек» двухэтажных бараков, построенных до войны. Т. е. культурный слой, если бы он и был здесь на пустыре перед монастырем, то все равно был нарушен в советское время тогдашним строительством деревянного жилья.

В августе 2019 года на фоне поднимающихся протестов специалисты из Всероссийского научно-исследовательского института специальных методов исследования (ООО ВНИИСМИ) по заказу архангельской митрополии провели в Архангельске инженерно-геофизическое обследование участка вдоль Набережной от улицы Урицкого до Северодвинского железнодорожного моста. Их работы подтвердили, что территория снесенного в 1930 году Михайло-Архангельского монастыря, в том числе, и кирпичная монастырская ограда, находились за пределами участка, отведенного для строительства жилого комплекса Ривер-Парк.

С мая 2020 года уже по заказу «Аквилона» на участке строительства ЖКХ и на смежной с ним территории работали археологи Института археологии РАН, в том числе числящийся в его штате и архангелогородец Алексей Беличенко. Археологи сделали привязку исторических планов монастыря к современной местности. Уточнили положение алтарной части фундамента Михайло-Архангельского собора — она находится под второй пятиэтажкой — той, что соседствует с бывшим штабом 10-й Армии. Под стоящими жилыми домами на Набережной Двины археологи локализовали и монастырское кладбище. Только в одном месте — в районе разрушенной южной башенки участок строительства Ривер-Парка соприкоснулся с разрушенной каменной монастырской оградой. Археологи раскопали здесь фундамент круглой башенки этой ограды. Она присутствует на старых дореволюционных фото монастыря.

Древних захоронений на месте современных раскопок у Ривер-Парка археологи не обнаружили. В раскопах была найдена керамика XVIII-XX веков, несколько монет 1930−1940-х годов, 2 копейки 1758 года, медная пуговица, крышки и обломки бочек из-под смолы — т. е. ничего примечательного или ценного для музейных коллекций.

Тем не менее, несмотря на все эти выводы археологов, как результат протестных петиций, в начале августа 2020 года архангельская прокуратура взяла под свой контроль возведение жилого комплекса Ривер-Парка в районе «утраченного» Михайло-Архангельского монастыря. После этого опять в архангельском издании «Северные новости» 28 августа 2020 года последовала очередная публикация очередной протестной петиции в адрес врио губернатора Цыбульского, а 1 сентября было опубликовано интервью с историком архитектуры из Санкт-Петербурга Михаилом Мильчиком (1934 года рожд). Первоначальный текст интервью с престарелым ученым был подвергнут правке.

В чем же секрет продолжающейся протестной активности вокруг возведения ЖКХ Ривер-Парк? Проведенное нами расследование выявило «конфликт интересов» в среде «археологов» в Архангельске, провоцирующий всю эту протестную возню вокруг Ривер-Парка. Не трудно определить, что протестную активность вокруг строительства Аквилоном Ривер-Парка провоцирует т. н. «Архангельское археологическое общество», являющееся «общественным филиалом» научно-образовательного центра (НОЦ) «Археология Севера» САФУ.

Научно-образовательный центр «Археология Севера» был создан в САФУ в 2012 году. Его директором стала кандидат исторический наук Мария Шульгина. Проблемой главного «археолога» САФУ Шульгиной и сотрудничающих с ней «археологов» в рамках НОЦ и из дочернего «Архангельского археологического общества» является то, что все они не имеют специального археологического образования, осуществляемого на соответствующих кафедрах археологии МГУ и СПбГУ. Т. е. по существу — это самозваные археологи, не обладающие должными профессиональными компетенциями. Их амбиции прямо противоположны профессиональным навыкам. Хотите стать профессиональными археологами? Поступайте на названные специализированные кафедры. На историческом факультете АГПИ, на истфаке преобразованного из него Поморского университета, сейчас в соответствующем институте САФУ археологов не готовили и не готовят.

Дефицит профессиональных компетенций в области археологии, в частности, создает у «археолога» Шульгиной конфликт идентичности. В частности, Шульгина повсюду утверждает и подчеркивает, что является ученицей археолога проф. Анатолия Куратова (ум. 2014). Действительно, в сентябре 2013 года Шульгина защитила под руководством проф. Куратова диссертацию по теме «История Соловецкого лагеря ОГПУ: экономическая деятельность и трудоиспользование заключенных (1923−1933 годы). Как видим, никакой археологии… и это не тема проф. Куратова — а тематика заведующего кафедры, по которой числилась в аспирантуре Шульгина — проф. Михаила Супруна. К моменту защиты диссертации Шульгиной проф. Куратов давно был совершенно не трудоспособен, но из-за прежних заслуг и ректорства в АГПИ числился по университету и получал профессорскую ставку. Проф. Куратов был фиктивным научным руководителем у Шульгиной.

Если ознакомиться с научными проектами и сопоставить их с результатами у возглавляемого Шульгиной НОЦ «Археология Севера», то можно сделать заключение, что практическая археология как раз и не идет у нее. Восемь лет существования НОЦ и ни одного самостоятельного раскопа. Научные достижения НОЦ в области археологии нулевые. Разумеется, НОЦ «Археология Севера» приобретает для своих сотрудников в Министерстве культуры «открытые листы», но не дальше нормы «проведения археологических разведок без осуществления локальных земляных работ». Вот, один характерный пример. 15 октября 2018 года на два месяца сотрудник НОЦ «Археология Севера» Марина Зыкова получила в Министерстве культуры открытый лист «на проведение археологических разведок без осуществления локальных земляных работ в гор. Архангельск на участке в границах ул. Свободы, ул. Поморской, Набережная Северной Двины, просп. Троицкий». Ходит «археолог» Зыкова по улицам в очерченном прямоугольнике, «археологическую разведку» ведет или запускает квадрокоптер. Что можно в современном городе визуально наразведывать? В результате чистую фальсификацию от этой «разведки» директор НОЦ «Археология Севера» Шульгина представила 4 февраля 2020 года на круглом столе по проблеме хронологии основания Архангельска. Критику этому фальсификату на круглом столе дал археолог ученый секретарь Архангельского краеведческого музея Алексей Едовин.

Другая история. Оформление фиктивным «научным сотрудником» НОЦ «Археология Севера» позволило в одном случае оформить «открытый лист» на деятеля, весьма далекого от археологии.(2) Получается, что любой индивид, не имеющий ни малейшего отношения к археологии, но дружащий с директором НОЦ «Археология Севера» Марией Шульгиной, может оформить через нее в Министерстве культуры открытый лист.

Правда, отдадим должное НОЦ «Археология Севера»: успешным полем деятельности его самозваных «археологов» в САФУ остается разве что преподавание школьникам в кружке т. н. «историко-археологической школы «Клио». Игры с детьми в песочнице в археологию — это то самое, что хорошо идет у директора НОЦ «Археология Севера» Марии Шульгиной и ее «археологов».

Отметим, что круг самозваных «археологов» в Архангельске весьма узок. Это буквально пять человек.(3) Из их числа Шульгина, Зарайченко, Зыкова и особенно «пресс-секретарь» Архангельского археологического общества Андрей Петров и провоцируют в информационном пространстве протесты вокруг Ривер-Парка в Архангельске.

На протестную возню в Архангельске вокруг строительства Ривер-Парка обратили внимание в редакции американского «Радио Свобода». 17 октября 2019 года его филиал — «Север. Реалии» опубликовал материал «Археологи обратились к Медицинскому [так!] с просьбой остановить «бесконтрольное уничтожение культурного наследия». И кто же эти археологи? Член Архангельского археологического общества Павел Зарайченко и директор научно-образовательного центра «Археология Севера» Мария Шульгина. Именно они выступили с комментарием в «Север. Реалии».

Вне круга самозваных «археологов» от Шульгиной с ее НОЦ «Археология Севера» и их Архангельского археологического общества в Архангельске остаются профессиональные археологи, работающие в Институте археологии РАН и Архангельском краеведческим музеем. Кстати, одного из них — Алексея Беличенко Шульгина и выжила из САФУ, расчищая там для себя место. В итоге археолог Беличенко ушел в Институт археологии РАН и сейчас занимался раскопками на площадке стройки Ривер-Парка.

С полным дефицитом практических полевых археологических исследований у самозваных археологов из НОЦ «Археология Севера» и Архангельского археологического общества и связано активное провоцирование ими протестов вокруг ЖКХ «Аквилон». «Археологам» захотелось оседлать в Архангельске сферу историко-культурной экспертизы.

В этой связи весьма показательны требования из последней опубликованной 28 августа 2020 года «петиции» на адрес и. о. губернатора Александра Цыбульского. Помимо требования «остановить незаконное строительство «ЖК River Park» и «рекультивировать территорию застройки», третьим пунктом идет: «провести на территории утраченного Михайло-Архангельского монастыря силами Научно-образовательного центра «Археология Севера» САФУ, без привлечения иногородних археологов, за счет бюджета города археологические раскопки с последующим включением выявленных археологических объектов в реестр». Пункт 7-й петиции требует: «Создать при губернаторе Архангельской области консультативный общественный совет по охране памятников культурного наследия, упразднив в силу фиктивности и бездействия аналогичный совет при Инспекции по охране объектов культурного наследия Архангельской области. В новый совет должны войти ученые, в том числе новое поколение молодых археологов, деятели культуры, архитекторы, не запятнавшие свою совесть участием в заведомо коррупционно емких проектах».

Итак, все сказано открыто и весьма ясно. Дилетанты от археологии предлагают себя в качестве экспертов для государственной историко-культурной экспертизы и стремятся получить монопольный доступ к бюджетам. А пока они пытаются раскрутить протест. В общем, кружок этих «археологов», возглавляемых Шульгиной, за некомпетентность в профессиональной проблематике, научные подлоги и политизированные фальсификации следует разогнать.

Протесты вокруг «Аквилона» выявляют общие проблемы археологической науки в Архангельске. Предметом археологии являются эпохи, по которым имеются ограниченные свидетельства письменных источников или вообще не имеется таковых. В Архангельске и его окрестностях в качестве археологических объектов интересны археологические памятники ХVI века и ранее. Интерес представляют древние городища и селища. В пределах Архангельска, например, следует искать берестяные грамоты. Они есть. Ведь археологи находят здесь писала по ним. В этой связи, возникает законный вопрос: что нового в историческое знание могут добавить археологические раскопки внутри Соловецкого монастыря, если мы имеем полностью сохранившийся архив этого монастыря. Вот такую ерунду, например, НОЦ «Археология Севера» представляет как «уникальную находку» в Соловецком монастыре.

Аналогично. Какой научный интерес и культурную ценность могут представлять фундаменты из эпохи Нового времени разрушенного в Новейшую эпоху Михайло-Архангельского монастыря? Ведь имеются планы этого монастыря, увязанные сейчас на местности. Из множества сохранившихся фотографий мы знаем, как выглядел монастырь и его храм. Наконец, сохранился в разобранном по разным хранилищам архив Михайло-Архангельского монастыря. В этом плане, например, имеет смысл издать в полном виде комплекс монастырских актов ХV—ХVII веков этого монастыря.

Что собственно может дать плохо сохранившийся культурный слой на территории Михайло-Архангельского монастыря? Практически ничего. Все артефакты эпохи ХVII века и так известны, а артефакты ХVIII, ХIХ и ХХ веков не интересны для музейных коллекций — особенно в варианте их извлечения из земли.

Комплекс Михайло-Архангельского монастыря действительно имел огромную культурную ценность, но пока он стоял архитектурным памятником на берегу Двины и не был разрушен. Собор монастыря 1689−1699 — самый древний памятник каменного церковного строительства в Двинском уезде. Он ровесник сохранившегося Спасо-Преображенского собора в Холмогорах (1685—1691). Комплекс Михайло-Архангельского монастыря прекрасно вписывался в городской пейзаж, особенно своим видом с Двины, обозначая начало Города. Разрушение Михайло-Архангельского монастыря в 1930 году было преступлением против национальной культуры. Поэтому имеет смысл поставить на Набережной Двины на месте входных ворот монастыря памятную стелу, на которой указать, что на этом месте с 1637 по 1930 год стоял Михайло-Архангельский монастырь. Имеет смысл взять под стекло небольшой фрагмент каменной кладки фундаментов. Ведь восстанавливать монастырь или какие-либо храмовые строения на этом месте Архангельская митрополия отказалась.

(1) В июле 2020 года баренц-журналистка Татьяна Брицкая повторила свои измышления на счет «конфликта» вокруг Ривер-Парка от Аквилона в Архангельске в новой своей публикации. [https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/20/86339-nichego-tsennogo] Вот, например, текст от Брицкой: «Аквилон» строит, конечно, не на монастырской кладке: обитель разобрали по кирпичам еще в 30-е, а на ее месте поставили несколько деревянных бараков». Заметим, что на самом деле, эти «деревянные бараки» построили на пустыре перед монастырем. Об этом свидетельствуют имеющиеся фото.

(2) В 2018 году под маркой «научного сотрудника» НОЦ «Археология Севера» открытый лист Министерства культуры на проведение археологических разведок на территории села Емецк получил Трофименко Василий Георгиевич. Постоянное место работы Трофименко — заместитель директора Государственного архива Архангельской области. На кафедре всеобщей истории Высшей школы социально-гуманитарных наук и международной коммуникации САФУ Трофименко преподает историю США.

(3) Научными специалистами НОЦ «Археология Севера» являются:

Александр Евгеньевич Зарайченко. Выпускник САФУ Александр Зарайченко, не имея базовой археологической специализации в своем историческом образовании, в 2012 году поступил в московский Институт археологии РАН, но в итоге защитить диссертацию по археологической тематике не сумел.

Нынешний и. о. председателя Архангельского археологического общества Павел Юрьевич Зарайченко окончил в 2018 году магистратуру САФУ по специальности «Историческое регионоведение и музееведение». Т. е. это вчерашний студент, но без базового исторического образования в виде бакалавриата. По первой своей специальности Павел Зарайченко — инженер-судомеханик. В 2015 году он закончил Государственный морской университет имени адмирала Ф. Ф. Ушакова. Числится в настоящее время научным сотрудником Сольвычегодского историко-художественного музея. Презентует себя «начальником археологической экспедиции».

Зыкова Марина Николаевна в 2017 году закончила бакалавриат САФУ, одно время числилась председателем Архангельского археологического общества и лаборантом НОЦ «Археология Севера». Определяет себя «археологом», но имеет в настоящее время постоянное место работы педагога дополнительного образования в Детско-юношеском центре города Северодвинска.

Петров Андрей, студент САФУ, числится пресс-секретарем Архангельского археологического общества, активно ведет в местных СМИ клеветническую подрывную кампанию против проекта Ривер-Парка.

По материалам: eadaily.com