Экс-супруга Артема Чайки впервые о побоях, унижениях и шантаже в браке с сыном бывшего генпрокурора



Экс-супруга Артема Чайки впервые о побоях, унижениях и шантаже в браке с сыном бывшего генпрокурора



В конце июля супруга 42-летнего Артема Чайки, старшего сына бывшего генпрокурора России Юрия Чайки, Марина, записала видеобращение, в котором публично попросила у мужа развода после 21 года в браке и рассказала об угрозах в адрес себя и своих детей. В ролике Марина призналась, что просто не могла поступить иначе, потому что муж отказывался давать развод, а также забрал у нее паспорт, из-за чего она была вынуждена обратиться в суд. Через несколько дней после публичного обращения Марины Пресненский суд Москвы все же расторг ее брак с Артемом Чайкой. При этом бракоразводный процесс еще не завершен, из-за того, что адвокаты сына бывшего генпрокурора подали апелляцию. Сегодня же на Youtube-канале "Женщины сверху" вышло эксклюзивное интервью с Мариной, в котором она впервые откровенно рассказала о побоях и оскорблениях, которые терпела в браке, а также о том, как видит свою жизнь после развода. NEWSTES.RU делится самыми интересными отрывками из этой беседы.


О начале романа с Артемом Чайкой

В начале он вообще был очень обходительный, цветы дарил. Такое внимание было, все показывал. Такая забота была. Потому что у меня папа ушел из жизни, и я соответственно осталась с мамой. И я почувствовала, что это тот человек, с которым можно свою жизнь связать. Видела, какие отношения у них в семье, достаточно внимательные. Хотя были, конечно, нюансы, когда можно было увидеть, что он слегка давит, но когда влюбленность ты на какие-то вещи не обращаешь внимания. Тебе кажется: "Ну мало ли, бывает, сорвался".О побоях и шантаже со стороны мужа

Я в принципе не публичный человек и никогда не хотела им быть. Мне это не надо было. Меня устраивало все. Но по прошествии стольких лет я поняла, что дальше не могу жить с этим человеком. Мне пришлось просто. По началу все было замечательно, дети. Но бывают момент, когда чувства проходят, и ты понимаешь, что чего-то у тебя не клеится. Какие-то разногласия. Он и руку мог поднять на меня: то руку, то ногу. Мне даже пришлось уехать в другой город к маме вместе с детьми, но меня вернули. Это было под Новый год, в 2009-м. Это был первый звоночек. Наверное, на тот момент и надо было принять решение. Тогда меня вернули угрозами, что заберут детей. Дети были достаточно маленькие. Я понимала, что просто так уйти не смогу, — у меня только мама была и две тетушки. На тот момент я свыклась с этой мыслью, пыталась дальше налаживать отношения. Как любая женщина думала: "Авось, все пройдет". Мы ж всегда надеемся, что что-то изменится.


Марина и Артем Чайка

О тотальном контроле

Он не давал мне развиваться. Я должна была дома быть, заниматься детьми. Я никогда сама за рулем не ездила в Москве, это было исключено. У меня был водитель. Я умею водить машину, но мне просто не давали. Такой свободы, чтобы я могла куда-то сесть сама и поехать, нет было. Я была все время под контролем. Чтобы привести в дом подруг, это надо было разрешение спросить. Я могла увидеться с ними днем, а вечером должна была поставить его в известность. Сразу задавался вопрос: "А с кем дети будут?". Об атмосфере в семье

Мне всегда, когда я говорила, можно ли я куда-то поеду, он отвечал: "А с кем будут дети?". Получается это всегда был такой камень преткновения. Если даже я предлагала поехать куда-то вместе, на все были какие-то отговорки. В принципе мы даже и не ходили в рестораны, потому что он говорил: "Я итак весь день по ресторанам на встречах, куда я еще пойду?". В кино мы вообще не ходили ни разу, поэтому я, честно говоря, даже и не помню, когда мы вместе с ним были в кино. И это все накапливалось. Конечно, что-то было и положительное, какое-то внимание. Но я всегда была погружена в заботу о детях. А чем я еще могла заниматься?


Марина ЧайкаО постоянных оскорблениях

Он меня унижал, оскорблял, обзывал. Я всегда говорила, что это неприемлемо. Он отвечал: "Я в сердцах". Но когда это идет постоянно... Он обзывал детей, а они не при чем. Эти маты. И когда ты постоянно это слышишь в свой адрес, настолько это все накапливается, что ты понимаешь, что больше не можешь находиться с этим человеком, который реально тебя не хочет ни слышать, ни понимать.

Мы до сих пор не можем поговорить. Он против нашего развода, но даже какую-то попытку примирения я не вижу. Мы не можем даже поговорить на эту тему. Он просто не считает нужным. Считает, что это какие-то мои временные нюансы. Что я, может, приду в себя, поиграюсь, и все будет нормально, и я вернусь. Когда еще в последний раз он меня при детях закрывал в комнате и пнул ногой на лестничной площадке, — это была ситуация, когда я поняла, что уже точно не смогу находиться с ним рядом, потому что я его боюсь.

Последнее время ему очень не нравилось, как я выгляжу. Ему нравилось, когда я была пухленькая, после родов, "с щечками", как он все время говорил. Но вообще я изначально была худенькая. Мог унизить. Как-то он мне сказал: "Ты сушеная вобла". Мне, конечно, было ужасно неприятно.


Об отношениях с родителями мужа

Мы очень долго жили вместе. Он всегда ставил на первое место родителей, мы были уже на втором месте. У меня бывали с ними и конфликты. Нельзя жить все-таки семьями в одном доме. Приходилось подстраиваться под какие-то определенные вещи. Сейчас дети не все общаются с бабушкой и дедушкой. Младший приезжает, сын приезжает, а девочки — нет. Потому что когда они просили помощи, они не поддержали. Поэтому они не общаются. И я не общаюсь. Потому что не было отдачи. Я всегда думала, что свекрови должны поддерживать невесток, но меня никто не поддержал, когда он поднял на меня руку. Они просто не обратили на это внимания, даже на смски не ответили.


О будущем после развода

Я очень хорошо представляю эту свободу. Он вынудил меня съехать с дома, в котором мы жили. Мне пришлось самой найти квартиру. Я переезжала сама, никто мне не помогал. Все наблюдали эту картину, как я со своими помощницами перевозила весь свой дом. Женский коллектив перевозил, ни один мужчина не помог. Ни охрана, никто.

Сначала после развода мне надо будет в себя прийти морально, а потом буду думать, чем я буду заниматься в свое свободное время. Конечно, я хотела бы заняться тем, что меня интересует, что будет радовать, потому что охота именно улыбаться и радоваться. Я, честно, пока даже не задумывалась об этом. Сейчас идет весь процесс, и я даже расслабиться не могу. Я все время об этом думаю. Я даже понимаю, что вроде нас развели, а мы не разведены. Я все равно зависима. Даже когда у нас были встречи он сказал: "Ты пока моя жена, и машина моя! Это я купил". Даже маленькая дочка услышала и говорит: "Папа, это мамина машина".


Марина Чайка с дочерьми
По материалам: spletnik.ru