Инаугурация Лукашенко — точка невозврата или незначительный ритуал?

Инаугурация Лукашенко — точка невозврата или незначительный ритуал?

В Белоруссии продолжает сохраняться политический кризис, вызванный итогами президентских выборов 9 августа. Страну сотрясают громкие отставки и добровольные увольнения госчиновников, а на улицы городов по-прежнему выходят недовольные белорусы. Еще одним этапом развития ситуации стала инаугурация победившего на выборах Александра Лукашенко, которая состоялась 23 августа.

Особенностью нынешней присяги белорусского лидер стало то, что она была проведена в условиях строгой секретности. Вплоть до последнего момента ни дипломаты, ни СМИ, ни даже государственные чиновники в массе своей не знали о том, что инаугурация состоится именно в этот день. По свидетельству некоторых из ее участников, которых собралось около 700 человек, все они узнали о каком-то «важном» событии во второй половине 22 сентября. При этом ни о какой инаугурации, по их словам, речи не шло — приглашали либо на обсуждение подготовки Всебелорусского народного собрания, либо просто на торжественное мероприятие. Однако уже утром 23 числа, после появления оцепления вокруг резиденции Лукашенко и спецтехники на улицах Минска, стало понятно, что белорусский лидер намерен именно в этот день закрыть все вопросы о том, кто является президентом Белоруссии.

Стоит напомнить, что в прошлые свои каденции белорусский руководитель был более открыт. Так, в 1994 году инаугурация была довольно скромной, однако была заранее объявлена и не проходила в обстановке строгой секретности. В сентябре 2001 года Лукашенко принимал присягу в Большом зале Дворца Республики в центре Минска, а затем вышел на Октябрьскую площадь столицы, где принял доклад министра обороны и обратился с речью к присутствующим. При этом сама церемония завершилась торжественным маршем. Аналогично проходила инаугурация и через пять лет — в апреле 2006 года. В январе 2011 года белорусы узнали о мероприятии за два дня до его проведения, а на саму церемонию Лукашенко приехал открыто со своим младшим сыном Николаем. При этом стоит заметить, что тогда, в знак протеста против силового разгона оппозиции, послы стран Евросоюза и временный поверенный в делах США в республике не прибыли на инаугурацию. Однако это не помешало странам Запада и дальше строить отношения с белорусской властью. В 2105 году принятие присяги впервые проходило в построенном Дворце независимости. При этом сама церемония транслировалась в прямом эфире, а вечером в Минске состоялся праздничный концерт. Тогда в новой резиденции Александра Лукашенко побывали послы европейских стран, белорусские и иностранные политики, а также большое количество журналистов. Всего этого, как известно, в нынешнем году не было.

Необходимо заметить, что в Белоруссии, как и в ряде иных стран, процедура инаугурации носит не просто церемониальный характер и является одним из условий законности президентской власти. При этом правила ее проведения строго оговорены в белорусском законодательстве. В частности, по закону «О президенте Белоруссии», присяга приносится в торжественной обстановке в присутствии депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики, судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда Белоруссии. При этом присутствие кого-либо кроме вышеперечисленных государственных чиновников является необязательным. Кроме того, в законе отмечается, что «церемония принесения присяги президентом транслируется по республиканскому телевидению и радио». Тот факт, что белорусы не увидели инаугурацию в прямом эфире многими в Белоруссии было расценено как значительное нарушение правил и поэтому сама церемония теперь не может считаться законной. Справедливости ради стоит отметить, что присягу Лукашенко все же показали по белорусскому телевидению вечером, а в самом законе не прописывается необходимость прямого эфира.

Вместе с тем, все вышеперечисленное сегодня не имеет серьезного значения, так как ни в Белоруссии, ни за ее пределами никто, за исключением оппозиции, не сомневался в том, что Лукашенко примет присягу и официально начнет свой шестой срок на посту главы государства. Единственной проблемой для официального Минска можно считать лишь отношение к произошедшему 23 сентября внутри страны и со стороны международного сообщества.

Так, прошедшая в режиме секретности процедура принятия присяги вызвала недоумение в белорусском обществе. При этом не помогли ни заявления официальных лиц, ни передачи на телевидении, ни даже слова самого Лукашенко о том, что никакой тайны изначально не было. По его словам, мероприятие прошло по закону, в нем с учетом военных участвовала тысяча человек, а уведомлять кого-либо о церемонии Минск не обязан в принципе. Все это, к сожалению властей страны, нисколько не удовлетворило белорусское общество, где многие восприняли такое принятия присяги с негодованием. В результате, в Интернете появились сотни различных мемов, социальные сети заполнились прямыми оскорблениями Лукашенко, а вечером 23 сентября на улицу вновь вышли протестующие. Правда, в тот день их было достаточно немного, а основные акции протеста пройдут в выходные, на которые противники президента Белоруссии назначили «репетицию инаугурации в честь вступления в должность президента Светланы Тихановской».

Кроме того, белорусская оппозиция получила дополнительную возможность обвинить Лукашенко в узурпации власти, отсутствии легитимности и страхе перед своим народом. По мнению большинства членов оппозиционного Координационного совета, вступить в должность президента страны тайно нельзя, так как легитимное принятие власти невозможно без признания этого факта со стороны народа. Как отметила экс-кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская, «эта так называемая инаугурация, конечно, фарс», а «на самом деле, сегодня Лукашенко просто ушел на пенсию». При этом она подтвердила, что считает себя единственным лидером, которого избрал белорусский народ, а потому срок действия полномочий нынешнего главы государства уже закончился.

В то же время нельзя забывать о том, что подобный формат инаугурации многими в белорусском обществе, действительно, был рассмотрен как проявление политической слабость режима Лукашенко. После многочисленных заявлений о всенародной поддержке, официальных 80% голосов на выборах, а также словах об отсутствии страха, принятие присяги в узком кругу преданных чиновников и представителей общественности крайне негативно сказалось на образе Лукашенко, как уверенного в себе лидера Белоруссии.

Одновременно прошедшая инаугурация была негативно воспринята и в международном сообществе. Правда, сам белорусский лидер официально заявил, что реакция со стороны стран Запада его мало волнует.

«Кричат о том, что они что-то не признают у нас. Вы знаете, мы никого и не просили признавать или не признавать наши выборы, признавать легитимность вновь избранного президента или не признавать. Главное, чтобы это соответствовало Конституции нашей страны. И если они видят несоответствия, лучше об этом пусть скажут», — сказал он.

Известно, что одной из первых стран Евросоюза, заявившей о непризнании легитимности белорусского лидера, стала Словакия. После этого Германия, Эстония, Чехия, Литва, США, Канада, Норвегия и Швеция заявили, что не признают Лукашенко в качестве легитимного президента республики. В частности, официальный представитель кабмина ФРГ Штеффен Зайберт отметил, что сам факт того, что церемония инаугурации подготавливалась в секретном порядке является показательным. Еще дальше пошел глава МИД Литвы Линас Линкявичюс, который назвал Лукашенко «бывшим» президентом Белоруссии, а происходящее в республике с 9 августа «фарсом». Польша и вовсе отметила, что избранный на недемократических выборах президент «не может осуществлять власть». Позже оказалось, что не хотят считать Александра Лукашенко «законно избранным лидером» Белоруссии и США. Более того, присоединилась к этой риторике даже Украина, глава МИД которой Дмитрий Кулеба в своем Twitter написал, что «инаугурация» Лукашенко не означает его признания легитимным главой белорусского государства». Однако наиболее точно выразили возможные последствия нынешней присяги белорусского лидера, по всей видимости, в Великобритании.

«Тайная инаугурация Лукашенко сегодня в Минске, еще больше подрывает его репутацию. Его сфальсифицированные выборы были обманом белорусского народа», — написал в своем Twitter глава британского МИДа Доминик Рааб.

Однако, как считают аналитики, все эти и подобные им заявления со стороны стран Запада никоим образом не повлияют на судьбу белорусского лидера, как минимум, в краткосрочной перспективе. Особенно на фоне полной поддержки Лукашенко со стороны Кремля. Несмотря на то, что в Москве также не были извещены об инаугурации и даже не поздравили президента Белоруссии с официальным вступлением в должность, Россия еще в августе признала его в качестве законно избранного главы республики. Более того, признал его легитимность и Китай, а также ряд более мелких стран мира. Все это уже позволяет Александру Лукашенко не чувствовать себя изгоем в международном сообществе.

Более того, несмотря на заявления стран Запада уже сегодня очевидно, что никто в ЕС или США, не планирует разрывать отношения с Белоруссией, хотя и рассматривают вопрос о введении персональных санкций в отношении белорусских чиновников. Как отмечал ранее глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, Брюссель, конечно, не признает легитимность Лукашенко, но ему придется работать с ним, так как объективно власть в стране находится в его руках.

Кроме того, 22 сентября стало известно, что Комитет Сената США все же рекомендовал назначить послом в Белоруссии Джули Фишер. Теперь, если ее кандидатуру утвердит полный состав верхней палаты законодательного органа Соединенных Штатов, приезд американского представителя в Минск будет лишь делом времени. Как отметил, руководитель Бюро европейских и евразийских дел и заместитель ассистента государственного секретаря США Джордж Кент, Фишер может приехать в Белоруссию в самое ближайшее время. И здесь возникает закономерный вопрос — как соотносятся заявления европейских и американских чиновников с их реальными действиями?

Сегодня уже стало очевидно, что никто на Западе всерьез не планирует разрывать отношений ни самой Белоруссией, ни с «непризнанным» Александром Лукашенко. Даже такой открытый антагонист белорусского политического режима, как Польша. И такая позиция для западных стран не нова. Заявления о «непризнании» выборов в Белоруссии и самого Лукашенко звучали множество раз, однако на практике они ни разу не привели ни к чему действительно серьезному. На фоне введения санкций и негативной риторики, европейские послы продолжали приезжать в страну и вручать верительные грамоты, а в период различного рода «потеплений» отношений и вовсе начинались визиты на высшем уровне. По всей видимости, именно это западным политикам и дипломатам придется делать и сейчас. Особенно, если учитывать, что никакой четкой стратегии в ЕС и США относительно того, что необходимо предпринимать в отношении Минска нет. И в данном случае этому есть довольно простое объяснение.

В сложившейся сегодня ситуации вокруг Белоруссии главной проблемой для Запада является возможность окончательной переориентации Минска в сторону России. В случае жестких мер в отношении Лукашенко и его окружения, республика просто вынуждена будет забыть о своей многовекторности и сосредоточиться на интеграции с РФ. К слову, подобные заявления уже стали звучать среди высших государственных чиновников республики, а в самой стране начались разговоры о скорой смене главы белорусского МИДа Владимира Макея, которого многие считают главным представителем прозападного курса развития Белоруссии в руководстве республики. Однако и полностью пустить ситуацию на самотек на Западе также не могут. Поэтому не удивительно, что на фоне довольно пространных заявлений из Брюсселя и Вашингтона, появляются крайне резкие высказывания из Вильнюса, Риги или Варшавы. Именно Польша, Литва и Латвия сегодня выполняют всю «грязную» работу за европейских и американских политиков: официально финансируют белорусскую оппозицию, признают Тихановскую национальным лидером Белоруссии, поддерживают протесты в республике и прочее. США и Евросоюз официально не имеют к этому никакого отношения. Таким образом, Брюссель и Вашингтон, формально не признавая Лукашенко, оставляют для него возможность продолжить диалог с Западным миром. Воспользуется ли этим сам белорусский лидер, пока говорить сложно, так как политический кризис в Белоруссии все еще находится в своей острой фазе. Однако то, что Лукашенко будет держать этот вариант у себя в голове, абсолютно очевидно. В ином случае белорусский руководитель рискует оказаться в крайне слабой позиции в переговорном процессе с Россией.

В конечном счете, вступление Александра Лукашенко в должность президента Белоруссии вряд ли можно считать поворотной точкой в его взаимоотношениях с Россией или странами Запада. Для белорусского лидера это было чисто техническое мероприятие. Признание или непризнание его в качестве главы государства свершилось задолго до 23 сентября, а потому сама по себе инаугурация не значила для его статуса практически ничего. Единственным минусом стала форма ее проведения, которую многие в Белоруссии объясняют нежеланием дать оппозиции возможность подготовить акции протеста. При этом оказалось, что попытка обмануть всех принесла белорусским властям лишь моральные издержки. Во всем остальном инаугурация стала очередным проходным моментом в политической жизни Белоруссии, о которой в ближайшее время все забудут.

По материалам: eadaily.com