Пока есть миротворцы, не о чем волноваться: репортаж EADaily из Бердзора

Пока есть миротворцы, не о чем волноваться: репортаж EADaily из Бердзора

Первого декабря под контроль Азербайджана перешел последний из передаваемых ему карабахских районов — Лачинский район. Через него пролегает теперь уже единственная дорога, соединяющая Нагорно-Карабахскую республику (Арцах) и Армению — так называемый Лачинский коридор. Корреспондент ИА Newstes побывал в Бердзоре и Лачинском районе за несколько часов до его передачи под контроль Азербайджана.

По договору, заключенному в ночь на 10 ноября, Лачинский коридор и пятикилометровая территория вдоль него сохраняется за Арцахом, там не должно быть азербайджанских военных, а безопасное перемещение людей и грузов по связывающей Степанакерт и Ереван трассе должны обеспечивать российские миротворцы. Немало вопросов вызывает статус главного города Лачинского района — Бердзора-Лачина, через который проходит трасса.


Вечером 30 ноября в Бердзоре было неспокойно — как и в других районах, которые Арцах отдавал Азербайджану, проходила эвакуация. Местные жители разбирали свои дома, грузили строительные материалы, доски, мебель, домашнюю утварь и животных, а затем вывозили их в сторону Еревана. Магазинчик Рузанны в центре Бердзора, которая угощала меня кофе и соком еще во время войны, уже был закрыт. Говорят, женщина решила выехать и вывезти свой небольшой бизнес. Рузанна, несмотря на немолодой возраст, до последнего не хотела уезжать. Даже во время обстрелов двери ее магазина были открыты для бойцов и оставшихся в городе мирных жителей. Но после слухов о том, что азербайджанцы могут войти в город, она тоже решила уехать.


Многие крупные магазины и автозаправочные станции по пути в Бердзор были разобраны. Люди до последнего не понимали, зайдут ли азербайджанцы в Лачинский коридор, в частности, в Бердзор, или же там будут только русские миротворцы. За несколько часов до передачи Лачина в городе царил хаос, панику вызвало и требование снять государственные флаги Арцаха со здания местной администрации. Ходили слухи, что после полуночи в Бердзор войдут азербайджанцы (в Арцахе их чаще называют турками), а тем местным жителям, кто все же решит остаться, выдадут специальные пропуска для перемещения по городу.

То, кто уезжал из Бердзора, жгли свои дома, чтобы они не достались азербайджанцам. То тут, то там разгоралось пламя, а его всполохи освещали погруженный в темноту город.


Уже немолодого мужчину по имени Каро я застала возле небольшого торгового центра. Все, что можно было вывезти оттуда, вплоть до досок, загружалось в машины. Этот был семейный бизнес Каро и его брата, родившихся и всю жизнь проживших в Арцахе. В тот день они прощались с городом навсегда:

«Мои дети уже два раза просыпались утром от звуков обстрелов. Я был на войне, но мы без боя сдали свои территории. Мы больше не вернемся сюда. Я уеду в Ереван, и если там не найду работу, то буду искать ее в России или в Европе».

Он уже вывез жену с детьми и сжег дом, от которого осталось только пепелище и легкий дымок над почерневшим остовом. Другие дома выезжающих жителей Бердзора все еще пылали, согревая покидаемый жителями город своим последним теплом и укутывая его черным дымом пожарища. Чуть позже Каро без тени горечи поджег и свой магазин, здание дымилось, пламя и жар вырывалось из мертвых окон. Мужчина сжег не только свой дом и свой магазин, но и все мосты, связывающие его с Бердзором, а, возможно, и с Арцахом. Он уже ни о чем не жалел — было очевидно, что Каро покидает город навсегда.


Судьба сел Лачинского района тоже была неясна, проходила информация, что в некоторых из них азербайджанские военные открывали огонь по мирным жителям еще за несколько дней до перехода сел под их контроль. Жители Лачинского района должны были покинуть свои дома до 18 часов 30 ноября. Село Агавни, что в переводе на русский означает «голубь», находится у лачинской дороги, в пятикилометровой зоне, где по договору не должно быть азербайджанских военных. Но его статус до последнего момента тоже был непонятен. Людям в целях их безопасности рекомендовали выехать, что и сделали большинство жителей села. У самого въезда в Агавни я застала фермеров, эвакуировавших свое хозяйство. Время, которое было отведено на эвакуацию уже вышло, но владельцы фермы не успели управиться в срок, и сейчас спешно вывозили скот, загружая истошно мычащих большеглазых коров в машины.


Со стороны трассы Агавни казалось опустошенным, ни в одном из его окон не горел свет. Но это впечатление оказалось обманчивым. Девять семей отказались подчиниться распоряжению об эвакуации. Один из них — глава сил местной самообороны и руководитель поселковой администрации Андроник. Вместе с ним осталась и его семья — мать, жена и пятеро детей, в том числе четырехмесячный младенец. Дома у Андроника, как и в других домах Агавни, уже второй день не было электричества. На столе горели две свечи, окна были плотно задернуты шторами, на печке варился кофе, а дети, как ни в чем не бывало, играли в догонялки и прятки. Кристина, жена Андроника, нянчила младшего сынишку, иногда перепоручая его бабушке. Обычная семейная идиллия, если не брать во внимание то, что в поселок уже могли войти азербайджанские военные.


— Что вы будете делать, если они все-таки зайдут? — спросила я.

— Ну кофе мы их угощать не будем и за стол не пригласим, — улыбнувшись, ответил Андроник.


Все мужчины села во главе с уже имевшим боевой опыт Андроником вооружились и были готовы отражать атаку азербайджанцев, если бы это потребовалось:

— Мы живем на своей земле, в своем доме, и мы не можем оставить нашу последнюю надежду, оставить незащищенным последний коридор, связывающий Армению со Степанакертом. Если мы останемся здесь, азербайджанцы не посмеют сюда зайти, — сказал Андроник.

Его супруга сохраняет спокойствие, поддерживает уют в доме и заботится о детях:

— Как говорится, делай что должно, и будь что будет. Конечно, мне не по себе от всего происходящего, мне страшно за детей, но я верю в лучшее и доверяю решению своего мужа, — говорит Кристина.

Она родилась в Арцахе, а Андроник приехал сюда из Сирии шесть лет назад. Решение переехать на родину предков он принял осознанно, а сейчас осознанно отказался ее покидать. Он уверен, что так должен был поступить любой настоящий армянин.


Тем временем утром стало известно, что хоть Лачинский район и перешел под контроль Азербайджана, в Бердзоре нет азербайджанских военных. Город контролируют российские миротворцы, и пока что живущим там людям не о чем волноваться.

По материалам: eadaily.com