Иран создал в Сирии «целый форпост»: Израиль в фокусе

Иран создал в Сирии «целый форпост»: Израиль в фокусе

По данным редакции NEWSru.co.il, в 2020 году на израильской территории разорвались или были сбиты в воздушном пространстве Израиля около 170 ракет, выпущенных террористами из сектора Газы (система ПРО «Железный купол» сбила около 80 ракет, летевших на жилые районы). Эти данные основаны на сообщениях пресс-службы ЦАХАЛа и могут быть скорректированы, если военные опубликуют официальную статистику за год.

В 2020 году зафиксирована самая низкая интенсивность ракетных обстрелов из Газы за последние три года.

По сравнению с предыдущими несколькими годами, заметно снизилась и активность террористов, действовавших в Иудее и Самарии, в Иерусалиме и других городах Израиля. Было зафиксировано 16 террористических нападений, жертвами которых стали двое израильтян, 22 человека получили ранения. Для сравнения, в 2019 году — 23 теракта, четверо погибших, в 2018 году — 32 теракта, 12 погибших, в 2017-м — 52 теракта, 10 погибших, в 2016-м — 126 терактов, 17 погибших. (Не учтены случаи нападений с применением камней или бутылок с зажигательной смесью, если в результате этих инцидентов не было убитых или тяжелораненых.)

Снижение активности террористов, помимо прочего, связано с эпидемией коронавируса: террористической организации ХАМАС и другим группировкам пришлось заниматься эпидемиологическими проблемами.

Статистика ракетных обстрелов Израиля с территории сектора Газы. 2001−2020 годы

(в статистике учитываются только ракетные обстрелы, но указывается общее число пострадавших в результате ракетно-минометных обстрелов; учитываются ракеты, упавшие на израильской территории)

2020-й год. 168 ракет. Около 80 ракет сбиты системой ПРО. Погибших нет, 7 раненых.

2019-й год. Около 1300 ракет. Примерно 480 ракет сбиты системой ПРО. 6 погибших, более 70 раненых.

2018-й год. 941 ракета. 200 ракет сбиты системой ПРО. Один погибший, более 60 раненых.

2017-й год. 30 ракет. 7 ракет сбиты системой ПРО. Погибших и раненых нет.

2016-й год. 16 ракет. Погибших и раненых нет.

2015-й год. 31 ракета. 2 ракеты сбиты системой ПРО. Погибших и раненых нет.

2014-й год. 3686 ракет. 807 ракет сбиты системой ПРО. 14 погибших, 169 раненых.

2013-й год. 48 ракет. 3 ракеты сбиты системой ПРО. Погибших и раненых нет.

2012-й год. 2078 ракет. 520 ракет сбиты системой ПРО. 6 погибших, 107 раненых.

2011-й год. 390 ракет. 34 ракеты были сбиты системой ПРО. 3 погибших, 38 раненых.

2010-й год. Около 100 ракет — 1 погибший, 2 раненых.

2009-й год. Около 570 ракет — 42 раненых.

2008-й год. Около 1490 ракет — 7 погибших, 162 раненых.

2007-й год. Около 760 ракеты — 2 погибших, 125 раненых.

2006-й год. Около 1020 ракет — 2 погибших, 36 раненых.

2005-й год. Около 270 ракет — 6 погибших, 26 раненых.

2004-й год. Около 260 ракет — 5 погибших, 46 раненых.

2003-й год. Около 100 ракет — пострадавших нет.

2002-й год. Около 20 ракет — пострадавших нет.

2001-й год. 5 ракет — пострадавших нет.

(Печатается в сокращении) (newsru.co.il)

Израилю предлагают пересмотреть политику в отношении южных провинций Сирии и вернуться к идее тесного взаимодействия с местным населением. Соответствующие рекомендации, как пишет «Независимая газета», содержатся в докладе Института исследований национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета, авторы которого делают вывод, что еврейскому государству на протяжении последних лет так и не удалось предотвратить «создание еще одного иранского фронта» вблизи своих границ. Однако пересмотр стратегии в отношении юга Сирии потребует договоренностей с российской стороной.

Эксперты INSS советуют израильскому руководству «воспользоваться слабостью» официального Дамаска и его союзника Тегерана, активизировав свою политику на юге Сирии. Так, Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) должна, по этим оценкам, не только «зачищать» территории соседнего государства от проиранских формирований, но и «укреплять местные силы». Авторы рекомендуют израильтянам налаживать контакты с локальными сообществами, выступающими против официального Дамаска, за счет гуманитарной помощи: «продовольствия, топлива и медицинских услуг». «Это даст шанс создать „остров израильского влияния“ и подорвать на юге Сирии консолидацию присутствия Ирана и его посредников», — резюмируют аналитики INSS.

По их оценкам, израильская «политика невмешательства», за исключением ограниченных наземных и военно-воздушных операций ЦАХАЛ на территории Сирии, не увенчалась успехом: Тегеран, который выступает основным региональным противником еврейского государства, создал целый форпост вблизи его границ. «Ирану удалось создание еще одного фронта против Израиля вдобавок к ливанскому, — говорится в докладе INSS. — Как только Израиль осознал такое положение дел, он был вынужден действовать в ответ на иранскую консолидацию военными методами». В этом процессе израильская сторона опиралась на Россию, которая, по оценкам исследователей INSS, не пыталась препятствовать отдельным операциям ЦАХАЛ.

В недавнем прошлом Израиль уже сотрудничал с сирийцами-южанами. История их взаимодействия началась семь лет назад, когда еврейское государство оказало медицинскую помощь группе перешедших через границу противников Дамаска. Сначала для них был организован полевой госпиталь в пограничном районе. Позже было принято решение заняться транспортировкой и лечением всех нуждающихся в больницах на территории Израиля. А в 2016 году стартовала израильская гуманитарная операция «Добрососедство», в рамках которой гражданскому населению южных районов Сирии поставлялось продовольствие и оказывалась гуманитарная помощь. Каналы связи с южанами были прерваны в 2018 году, когда провинции вернулись под контроль Дамаска.

Это официальные данные миссии «Добрососедство». На экспертном уровне были предположения, что израильская сторона оказывала, помимо этого, и военную помощь южанам. Так, исследователи израильского аналитического центра «Форум регионального мышления» фиксировали поддержку от 7 до 12 сирийских повстанческих фракций, которые действовали в южных районах. В одном из докладов центра за 2018 год отмечалось, что поначалу большую часть оружейных поставок критикам президента Башара Асада составляли изготовленные в США штурмовые винтовки М16. Позже, согласно этим оценкам, Израиль переключился на оружие другого производства. В этом контексте идея об «укреплении местных сил» приобретает иное значение.

Публично сирийский официоз отрицает проблему иранского присутствия и интегрированности лояльных Тегерану элементов в формировании правительственной Сирийской арабской армии (САА). Так, в направленном в редакцию «НГ» письме (см. номер от 15.12.20) посол Арабской Республики в Москве Рияд Хаддад замечает, что нарратив об углубленном влиянии Ирана и его шиитских ставленников на юге является продуктом израильской пропаганды, «которая пытается оправдать незаконные нападения на территорию Сирийской Арабской Республики с целью поддержки вооруженных террористических групп и придания им импульса после того, как они потерпят очередное поражение от Сирийской арабской армии и российских авиаударов».

(…)

Впрочем, дискуссия об урегулировании ситуации на юге Сирии потребует очередных переговоров между внешними силами, в том числе между Россией и Израилем, как это было в 2018 году. Как следует из доклада INSS, израильская сторона рассчитывает на то, что Россия все еще обдумывает федеративные рецепты в отношении сирийского юга.

Портал «Детали» опубликовал аналитическую статью эксперта по Ближнему Востоку Александры Аппельберг, под заголовком «Пилот, спасший израильский самолет от угона, все еще борется против Лейлы Халед».

Ури Бар-Лев — единственный в мире пилот, который сорвал угон самолета террористами прямо в воздухе. Пятьдесят лет назад он остановил Лейлу Халед, которая вместе с напарником по Народному фронту освобождения Палестины захватила самолет компании «Эль-Аль», направлявшийся из Амстердама в Нью-Йор

Сегодня он с горечью наблюдает, как Халед считают не террористкой, а борцом за свободу — и желанной гостьей в американских университетах. Историю Ури Бар-Лев и интервью с ним опубликовало американское еврейское издание Forward.

Ури 89 лет, он вышел на пенсию в 1996 году и с тех пор не покидал мошав Авихайль близ Нетании, где живет с детства. У него пятеро детей и семь внуков, он занимается пилатесом и цигун, много гуляет и читает книги из своей обширной библиотеки — в том числе написанную Лейлой Халед автобиографию «Мой народ будет жить».

«Я живу настоящим моментом, — сказал он, а затем добавил, имея в виду угон самолета: — но я не сомневаюсь, что это повлияло на меня».

Несмотря на то, что прошло более полувека, Бар-Лев вспоминает подробности того дня, когда самолет, который он пилотировал, подвергся атаке, с необычайной точностью.

К 1970 году угоны самолетов вот уже десятилетие были насущной реальностью. В ту же неделю, когда случилось нападение на самолет Бар-Лева, было совершено еще четыре попытки угона самолетов боевиками «Народного фронта». В то время правила Международной ассоциации воздушного транспорта предписывали пилотам подчиниться требованиям захватчиков, чтобы избежать жертв среди пассажиров.

Но в тот момент, как рассказал Бар-Лев в интервью годы спустя, он инстинктивно отверг эти приказы. В мгновение ока он заявил, что уступка требованиям злоумышленников может поставить под угрозу его пассажиров больше, чем отказ. Это было лишь одно из нарушений правил, на которые он пошел 6 сентября 1970 года.

Когда диспетчеры «Эль-Аль» сообщили ему, что на борту находятся два человека с гватемальскими паспортами, отмеченные как «подозрительные», Бар-Лев вызвал одного из двух вооруженных сотрудника ШАБАК в кабину пилота. Это также было нарушением инструкции: два агента под прикрытием должны были находиться в салоне самолета.

Когда загорелась лампочка, указывающая на то, что происходит угон, у пилота появилась идея.

«Когда я учился на летчика, а позже, когда я преподавал в летной школе, мы выполняли такое упражнение, — вспоминает он. — Вы можете использовать отрицательную перегрузку, результат ускорения самолета вниз — это работает, как в лифте».

По идее Бар-Лева, отправив самолет в свободное падение, он мог сбить террористов с ног, дав агентам ШАБАК возможность нейтрализовать их. Он рассудил, что пассажиры будут в порядке, потому что они были пристегнуты к сиденьям. И он был уверен, что Боинг 707, которым он управлял, мог выдержать такой маневр.

«Мозгом костей я знал, что мы сможем это провернуть», — вспоминает Бар-Лев.

Самолет падал со скоростью 3 километра в минуту в течение двух с половиной минут, а затем Бар-Лев вновь стабилизировал его. В результате маневра Халед, вооруженная двумя ручными гранатами, упала на пол, где ее и задержали. Один из сотрудников ШАБАК убил второго нападающего.

Когда угонщики были обезврежены, оказалось, что главный бортпроводник серьезно ранен. Правила предписывали, чтобы Бар-Лев развернул самолет и направил его в Тель-Авив. Однако он понимал, что раненный не переживет этот полет, и запросил разрешение на посадку в Лондоне.

Прибытие самолета в Лондон спровоцировало собственную драму: на борту был один мертвый угонщик, одна живая угонщица, два вооруженных офицера «Шин-бет» и пилот, нарушивший несколько авиационных правил.

Но еще более драматичным стало для Бар-Лева возвращение домой. Глава ШАБАК настаивал, что пилот должен быть уволен за нарушение инструкций. Тогда Бар-Лев обратился за помощью к премьер-министру Голде Меир, и только благодаря ее протекции сумел сохранить работу.

Британские власти освободили Халед три недели спустя в рамках обмена пленными. Атака 1970 года была ее второй попыткой угона самолета. В 1969 году она и еще один член «Народного фронта» угнали самолет, следовавший из Рима в Тель-Авив, направив его в Иорданию. Они взорвали самолет после приземления, предварительно освободив всех заложников.

Ее фотография после угона в 1969 году, где она улыбается, одетая в куфию и с пистолетом в руке, стала культовой, а сама Лейла Халед обрела статус знаменитого борца за свободу.

В сентябре 2020 года ее пригласили выступить на онлайн-мероприятии, организованном университетом Сан-Франциско. Бар-Лев был одним из тех, кто протестовал против этого решения.

«Я не злой человек, но для меня большой сюрприз, что она в некотором роде восхищает других, и ее приглашают, — сказал он в недавнем интервью. — Она террористка. Почему восхищаются террористами? Я спрашиваю людей: если бы кто-то, разбивший самолет 11 сентября в Пенсильвании, выжил, вы бы теперь тоже попросили его выступить в университете?»

Несмотря на возражения американских еврейских организаций, университет не отклонил свое приглашение. Однако под напором общественности компания Zoom запретила использовать их платформу. Так же поступил «Фейсбук». Youtube прекратил трансляцию мероприятия через несколько минут после начала.

Новостные организации на протяжении многих лет пытались организовать встречу Бар-Лева и Халед. Бар-Лев говорит, что встретится с ней при условии, что она ответит ему на один вопрос: послала бы она своих сыновей на смертоносный теракт для достижения политической цели?

Пока он не получил ответа. (Александра Аппельберг)


По материалам: eadaily.com
Заказать крауд