Пирожные второй свежести: разбивая мифы о Ленинградской блокаде

Пирожные второй свежести: разбивая мифы о Ленинградской блокаде

Две знаковых даты — 18 и 27 января — годовщины прорыва и освобождения Ленинграда. Дни, когда о блокаде города-героя вспоминают особенно часто. И это, соответственно, рождает великое множество мифов — рождает вольно и невольно. Иначе и не бывает, когда информация стала гипертекстом, а медиапространство превратилось в сад расходящихся тропок.

Каждый может ляпнуть в социальных сетях что угодно, намеренно или случайно вводя в заблуждение — и могут поверить. Потому что знают мало, а вот фонтанируют эмоциями много.

«Определённо, тщеславие — любимейших из моих грехов», — как говаривал дьявол в исполнении Аль Пачино.

Один из мифов о Ленинградской блокаде — это дурость и самовлюблённость советского руководства. В частности, бесконечно ретранслируется миф о том, как на столе Жданова, руководившего обороной Северной столицы, постоянно присутствовали деликатесы: икра, мясные закуски и много-много сладостей. «Пирожные Жданова» отчасти стали уже таким же распространённым — неоправданно распространённым — выражением, как «Сталин/ГУЛАГ», к примеру.

Собственно, данная информация и впрыскивается в массовое сознание с той же целью, что и ужасы о Сталине. И неважно для желающих верить в грязь, что товарищ Жданов страдал сахарным диабетом, а домыслы о сладостях ничем не подтверждены. Дезинформация распространяется с главной порочной целью — показать отчуждённость советских людей, их разделение и разрозненность. Мол, власть сама по себе, а «чернь» отдельно.

Но интегрировать лишь это в мозг для тотальной смуты — мало. Важно перейти к ещё большому разделению. И поэтому штатные (это слово тут может иметь разный контекст и разное звучание) пропагандисты рассказывают о том, как ненавидел друг друга народ внутри самого Ленинграда — его жители. Это ещё один раскручиваемый миф — что царил повсеместный каннибализм, а люди опасались за жизни; причём, угрозу представляли не нацисты, а прежде всего соотечественники. Более изощрённую и циничную ложь представить трудно. Ложь, оскверняющую покойных.

Мы знаем примеры великого мужества среди ленинградцев. Когда отдавали последнее детям. Когда альпинисты маскировали объекты, работая в сорокоградусный мороз. Когда на посту от голода погибали хранители запаса семян. Когда Шостакович создавал свою симфонию. Когда делились крошками хлеба с семьями. Или вот: Иван Лапшов, Александр Типанов, Иван Макаренков, Григорий Заика, Василий Харитонов — герои блокадного Ленинграда, одни из; загуглите эти имена.

На самом деле, аргументы клеветников разбиваются легко и быстро. Достаточно включить голову. Ведь не бывает, — априори невозможно — чтобы город и его население выстоял, будучи разрозненным. Выдержать то, что выдержал Ленинград, могли только сплочённые, объединённые общей идеей люди. Только они могли спасти себя и спасти других, явив великий подвиг для всего мира.

Собственно, последнее этот самый мир — «цивилизованный», как то говорится — и смущает. Говоря просто, Запад завидует и зарится на не свою победу. Ведь кто победил Гитлера и его свору? Неужели Запад? Да нет, конечно. Та же Франция легла по нацистов охотно. Хорваты, румыны и прочие помогали им. А Британия и США до последнего решали, на чьей стороне выступить (изучите архивные документы). Победил нацистов советский народ и только он — и вот уже три четверти века этот неумолимый, монументальный факт не даёт покоя клеветникам и завистникам, а потому они придумывают всё новые и новые очерняющие истории, о том, как приуменьшить, а в итоге отнять победу. Жалкие черви, ковыряющиеся в прошлом. Черви, которые, отожравшись на лжи, превратились в монстров.

Что делать нам? Доносить свою правду. Фильмами, передачами, книгами. И быть жёстче к тем, кто распространяет клевету и ложь среди своих же. Быть жёстче не ради какой-то намеренной суровости, а того, чтобы память о героях (каждый герой!) блокадного Ленинграда, оставалась святой и чистой. Только так — и никак иначе.

Платон Беседин


По материалам: eadaily.com
Заказать крауд