Известняковые карьеры и угольные отвалы дают прибежище бабочкам

Известняковые карьеры и угольные отвалы дают прибежище бабочкам

Новое исследование показывает, что старые известняковые карьеры на севере Германии стали прибежищами для вида бабочек, чья луговая среда обитания сильно сократилась за последний век.

Голубянка аргус (Plebejus argus) распространена от Великобритании до Японии. Она населяет вересковые пустоши, моховые заросли на торфяных болотах и луга на известняковых почвах. Считается, что в далеком прошлом стада пасущихся животных, таких как зубры, сдерживали наступление деревьев на луга. Совсем недавно эту роль взяли на себя домашние животные. Но упадок традиционного скотоводства и возрождение лесов во второй половине XX века привели к сокращению площади лугов в Западной и Центральной Европе на целых 90 %, что отрицательно повлияло на многие виды бабочек. Численность голубянок аргусов в некоторых частях Северной Европы и в Великобритании сократилась в два с лишним раза.

В течение двух полевых сезонов аспирант Торстен Мюнш (Thorsten Münsch) из Оснабрюкского университета разыскивал места обитания голубянки аргуса в долине реки Димель и на равнине Брилон в федеральной земле Северный Рейн — Вестфалия. Он проверял заброшенные и ухоженные луга, а также известняковые карьеры, где раньше видели бабочек. В итоге Мюнш не обнаружил голубянок на заброшенных лугах и нашел их только на 57 % активно управляемых лугов. А вот в карьерах бабочки охотно селились. Они были обнаружены в 12 заброшенных карьерах (60 %) и во всех девяти посещенных исследователем действующих карьерах, где бабочки размножались, невзирая на горнодобывающую технику. Численность бабочек в действующих карьерах оказалась в четыре раза выше, чем на лугах сопоставимой площади, говорится в исследовании, опубликованном журналом Insect Conservation and Diversity.

Научный руководитель Мюнша эколог Томас Фартманн (Thomas Fartmann) полагает, что бабочка может процветать в действующих карьерах, потому что любимое кормовое растение ее гусениц, лядвенец рогатый, хорошо растет на местах недавних раскопов. «Бедная и недавно нарушенная почва, вероятно, не позволяет другим, более крупным растениям расти там и вытеснять его», — добавляет он. Температура в карьерах также выше, чем на заброшенных лугах.

К схожему выводу пришел энтомолог Дирк Мас (Dirk Maes) из бельгийского Института исследований природы и лесов. Он обнаружил, что отвалы угольных шахт, которые когда-то усеивали бельгийский ландшафт, теперь служат домом для другой луговой бабочки бабочки — бархатницы семелы (Hipparchia semele). С их тонкими почвами и редкой растительностью шахтные отвалы более гостеприимны, чем обычная среда обитания бабочек — вересковые пустоши, которая изменилась в последние годы из-за утраты пастбищ и добавления азота в почву в результате сжигания удобрений и ископаемого топлива, что, в свою очередь, способствует росту кустов и деревьев.

Результаты показывают, что некоторым бабочкам деятельность человека идет на пользу, а не во вред. По словам Мюнша, чтобы поддержать насекомых, известняковые карьеры можно было оставить действующими, а заброшенные — очистить от кустарника. Можно также использовать овец и коз, чтобы предотвратить зарастание пастбищ кустами и деревьями. Дирк Мас отмечает, что люди, катающиеся на горных велосипедах или лошадях, могут способствовать поддержанию таких экосистем.

По материалам: polit.ru