"Мой Мариуполь и Голгофа": Наталья Максимова рассказала о тяжелой борьбе с акне

"Мой Мариуполь и Голгофа": Наталья Максимова рассказала о тяжелой борьбе с акне

"Мой Мариуполь и Голгофа": Наталья Максимова рассказала о тяжелой борьбе с акне

Героиня светской хроники Наталья Максимова, которая несколько лет назад откровенно рассказала о своем трансгендерном переходе, поделилась с подписчиками новой личной историей. Вчера Максимова опубликовала пост в инстаграме*, в котором рассказала о своей борьбе за идеальную кожу и о давлении общества, с которым она сталкивалась из-за акне. Звезда светского общества призналась, что до 16 лет у нее была красивая и чистая кожа, которой можно было позавидовать, но потом ее "как сглазили". Состояние своей кожи в то время она сравнила с украинским Мариуполем, очевидно, проводя параллель с тем, что сейчас город практически разрушен.

Мои лицо, спина и грудь превращаются в одно сплошное поле боя, месиво, разруху. Мой личный Мариуполь. Который страдает, не понимает, за что с ним так, но не сдается. Сказать, что это стало моей жизненной трагедией — важнее и больнее, чем гендерная дисфория, — ничего не сказать. Эта боль становится перманентной. Она — всегда с тобой. <...> Для меня выход на пляж был аки путь на Голгофу. Мое тело было изъедено акне до такой степени, будто я — неверная жена исламиста, на которую вылили флакончик с кислотой. Тревога за мои рубцы не покидала меня ни днем, ни ночью. Даже после множества шлифовок, инъекций, попыток скрыть этот страшный след на моем лице и теле. Рубцы были моим клеймом,

— написала Максимова.


Наталья Максимова

Наталья отметила, что ее любимый человек в то время старался ее поддержать и для него "несовершенная" кожа не была проблемой, а вот случайные люди, по словам Максимовой, постоянно давали ей понять, что с ней что-то не так. Например, один мужчина в парижском ночном клубе как-то прямо спросил, что у нее с лицом.

Я с щемящим душу чувством вспоминаю визит к "выдающемуся" дерматологу, который в первую же секунду консультации спросил меня с бездушием патологоанатома: "А вы сдавали тест на ВИЧ?". "Почему?" — недоумевала я. "Потому что израненная кожа — признак болезни и порока". <...> Однажды, услышав: "Да она, мне кажется, грязнуха", я намывала себя с тщательностью кухарки в бдении за идеальной чистотой сковородок, кастрюль и прочей утвари,

— написала Максимова.

Она призналась, что проблемы с кожей доводили ее до настоящего отчаяния:

Время от времени я задумывалась: "Что, если тебе злые силы пообещают вернуть ту кожу, без изъяна, в обмен та то, что ты навсегда останешься не в своем теле?". К счастью, сделать выбор мне никто не предлагал. И я продолжала жить человеком с гендерной дисфорией и искалеченным (как мне казалось) телом и лицом.

В конце поста Максимова также отметила, что, будучи трансгендерной персоной, ей приходится еще больше стремиться соответствовать "общественным нормам", чтобы быть принятой.

Мой кредит принятия традиционным скрепным социумом исчерпан моей трансгендерностью. Мне больше не выдают авансов еще и за рубцы. Я не имею права на шрамы, лишний вес, возраст. <...> Мне 48 лет. У меня две ринопластики, две маммопластики (последняя — на уменьшение груди), растяжки, дерматиты, расстройство пищевого поведения, на моем лице и теле множество рубцов. Но я люблю их. И я учусь жить с ними. Я понемногу начинаю любить себя. Потому что я — человек и очень надеюсь, что буду им всегда. Я против инакофобии,

— заключила Максимова.

В комментариях ее поддержали подписчики и многие звездные друзья, например, Екатерина Варнава. Пользователи поблагодарили Наталью за то, что она подняла важную тему о принятии себя.

*Instagram принадлежит компании Meta, признанной в РФ экстремистской организацией


Надя Бесчетникова
По материалам: spletnik.ru